Новолинейный район. Станичные и поселковые церкви. Первые церкви в Новолинейном районе. Часть 2

/ Декабрь 7, 2017/ Казачество и купечество до революции 1917 г./ 0 комментариев

Церкви Новолинейного района

Первые церкви в Новолинейном районе

Религиозность каждого отдельно взятого казака являлась для войсковых властей лучшим свидетельством его благонадежности. В ряде документов прямо отмечалась обязанность казака: «Сохранять твердую веру в Бога и соблюдать все обряды и постановления своей религии (веры), детей своих, мальчиков и девочек, воспитывать в правилах своей религии, в духе благочестия, добрых нравов, в школьном возрасте обучать их грамоте, Закону Божьему и пр.» Этому способствовали церкви (храмы).

Понимая, что наряду со строительством укреплений, жилых и хозяйственных построек жителям нужны и церкви, военный губернатор генерал-лейтенант В.А. Перовский ещё в январе 1839 года обратился в столицу с ходатайством о дозволении возвести в Новолинейном районе первоначально три церкви: в укреплениях Николаевском и Наследницком – обнесённые в целях безопасности кирпичными стенами с бойницами, и церковь внутри района – в станице Великопетровской.

Планы губернатора были утверждены. На местах под руководством инженер-прапорщика Федорова начали подготовительные работы – заготовку леса, бутового камня. В целях удешевления расходов, было принято решение все три храма возводить из местного кирпича, для чего, в частности в Николаевском укреплении, были построены обжигные печи, навесы и специальные сараи для хранения инструмента и строительных материалов. На месте же было обнаружено богатое месторождение известняка, из которого в специальных ямах началось гашение извести.

Для удовлетворения духовных потребностей и отправления обрядов, Перовский приказал передать на линию походную церковь Воскресения Христова, которую разместили в Великопетровском отряде.

Станицу Великопетровскую назвали, в честь Петра I Великого:

Почему назвали Великопетровку - Великопетровкой. Там жили калмыки, есть и улица сейчас Калмыцкая (Набережная). Крещённому царю калмыков Петру Петровичу Тайшину (тайше - по ихнему царь). Петр I подарил ему походную церковь. Эта реликвия до постройки каменной церкви находилась в лабазе в Великопетровке.

История её появления походной церкви интересна и, в силу многих причин, мало кому, кроме историков и краеведов, известна. В начале 20-х годов ХVIII века часть прикочевавших к Волге калмыков обратилась к Петру I с просьбой о принятии в российское подданство, а их хан изъявил желание перейти в православную веру. Просьба его была уважена. 15 ноября 1724 года тайша Баксадай-Дороджи (у могольских народов — вождь, старейшина более или менее обширной родовой группы), внук хана Аюка, был крещён и назван Петром в честь восприемника от купели святого крещения императора Петра I. В качестве подарка Петру Петровичу Тайшину (по крещению) император приказал изготовить походную церковь, но передать её не успел. На Волгу походную церковь доставили только 17 февраля 1725 года.

Из себя она представляла обширный шатер из белого атласа, имела складной иконостас с написанными на белом же атласе иконами, антитиминс, потиры, Евангелия, кресты, богослужебные книги и все необходимое для церкви. В иконостасе размещалось в один ярус 8 икон, сверху, над царскими вратами, находилась ещё одна, в форме треугольника, изображавшая Тайную вечерю. На иконах имелись надписи следующего содержания: «Повелением благочестивейшего императора и самодержца государя Петра Великого, всероссийского, благословением же Святейшего правительствующего синода – сотворися храм сей походный, Воскресения Христова, и освятися в 1725 году февраля 17 дня и дадеся владельцу калмыцкому новопосвещенному Петру Петровичу тайше».

С 1725-го по 1737 год церковь находилась на месте кочевки между Волгой и Уралом. В 1737 году, после смерти Петра Тайшина, для его жены по приказу императрицы Анны Иоанновны была построена крепость Ставрополь, куда и была перенесена походная церковь. В 1744 году княгиня Анна Тайшина подарила её первому губернатору Оренбургской губернии И.И. Неплюеву, где в Оренбурге она длительное время использовалась как его домовая церковь.

Церковь находилась в крепости во время её осады пугачевцами, и с конца ХVIII века, как ошибочно утверждает Г.Е.Королев-Антошечкин, до 1852 года хранилась при штабе Отдельного Оренбургского корпуса. В действительности же генерал В.А. Перовский по согласованию с епископом передал церковь назначенному на Новую линию священнику И.Колокольцеву, который отвез её в укрепление Наследницкое. Там она использовалась по прямому назначению – в ней проводились службы, крестились новорожденные и отпевались умершие.

В 1847 году из Наследницкого укрепления церковь Вознесения Христа была перевезена в Великопетровскую станицу, где и находилась в лабазе.

Причина такого шага заключалась в том, что во внутренние отряды Новолинейного района, в частности в Великопетровскую станицу и её округу, были переселены чины Калмыцкого Ставропольского войска в числе 777 семейств (магическое число, даже в указе на переселение фигурирует).

Таким образом, реликвия возвращалась тем, чьим предкам она была пожалована, и была призвана укрепить их в новой вере. Позднее, в 1852 году, во время второго управления краем генералом В.А. Перовским реликвия была передана на хранение в Неплюевский кадетский корпус (г. Оренбурга), где и оставалась до революции 1917 года.

Церковь Оренбургского кадетского корпуса, 1900 г.

Церковь Оренбургского кадетского корпуса, 1900 г.

Фото с сайта http://cadethistory.ru/orenburgskiy-neplyuevskiy-kadetskiy

Куда пропала эта походная церковь после революции – неизвестно.

Неплюевский Кадетский корпус, открыт 2 января 1825 г.

Неплюевский Кадетский корпус, открыт 2 января 1825 г.

Еще в 1744 г. первый оренбургский губернатор тайный советник Иван Иванович Неплюев начал сбор пожертвований для создания в крае военного учебного заведения. Жертвовали, главным образом, киргизы, полагавшие денежными пожертвованиями откупиться от мобилизации своих сыновей в армию и надеявшиеся, что воспитание их детей в этом учебном заведении вело бы к переходу в православие. Осуществить свое желание при жизни Неплюеву не удалось.

Кадеты Неплюевского Кадетского корпуса (Оренбург). Сейчас идёт тенденция к возрождению, открываются кадетские классы.

Кадеты Неплюевского Кадетского корпуса (Оренбург). Сейчас идёт тенденция к возрождению, открываются кадетские классы.

Известные люди, учившиеся или служившие в корпусе:

Аничков, Виктор Михайлович

Бородин, Михаил Никанорович

Воробьёв, Николай Михайлович

Гуляев, Александр Лазаревич

Дандевиль, Виктор Дезидерьевич

Дутов, Александр Ильич

Ерёмин, Александр Михайлович

Зайцев, Иван Матвеевич

Залесов, Николай Гаврилович

Иванов, Николай Александрович

Кастанье, Жозеф-Антуан

Костяев, Фёдор Васильевич

Сахаров, Константин Вячеславович

Серов, Василий Родионович

Синклер, Владимир Александрович

Уметбаев, Мухаметсалим Ишмухаметович

Ханжин, Михаил Васильевич

Хорошхин, Михаил Павлович

Шляков, Николай Васильевич

Щепихин, Сергей Арефьевич

Многие из них потом погибли за отечество, так были воспитаны.

Первое время на всю линию имелся единственный священник Виноградов, местом постоянного пребывания которого было определено укрепление Михайловское. Ему было положено жалованье в 420 руб. ассигнациями в год. Священник разъезжал под охраной казаков по отрядам и станицам, проводя службы и совершая другие религиозные обряды. Инспектировавший в 1839 году укрепления и станицы Новой линии командир 1-го Оренбургского казачьего полка подполковник И.В. в своём рапорте на имя военного губернатора предлагал незамедлительно принять ряд мер по оказанию помощи в обустройстве переселенцев на новых местах. В том числе он указал и на необходимость дополнительной посылки на линию священников.

В 1842 году Оренбургская духовная консистория увеличила число священников на линии до трёх с жалованьем по 400 руб. ассигнациями в год. С 1844 года постоянным местом их пребывания стали укрепления Николаевское, Наследницкое и станица Великопетровская. К Николаевскому приходу было приписано 10 станиц (1580 душ обоего пола), к Наследницкому – поселений (2 000 чел.), к Великопетровскому – 6 отрядов (1576 чел.). Кратковременные посещения линейных укреплений и станиц, конечно, проблему решить не могли, поэтому все усилия властей были направлены на строительство храмов непосредственно в поселениях. Однако дело двигалось медленно. Основной причиной задержки стала неясность в вопросе, из каких сумм брать средства на строительство.

При переносе пограничной линии генерал Перовский сумел добиться от Санкт-Петербурга выделения средств на возведение вдоль границы вала и рва как инженерных сооружений, способных препятствовать переходу границы кочевниками. Однако, как показало время, сооруженные 40 вёрст таких укреплений никакого препятствия для степняков не представляли. После отставки генерала его начинание было свернуто и оставшиеся неизрасходованные деньги решили направить на строительство каменных церквей в Николаевском и Наследницком укреплениях. Решение этого вопроса затянулось на несколько лет, хотя Высочайшее повеление императора, разрешающее строительство церквей, состоялось ещё 10 февраля 1840 года.

7 марта 1844 года начальник инженерной службы Оренбургского корпуса полковник Бурачков сообщал военному губернатору генералу В.А.Обручеву: «Для приступа к работе по сооружению церквей на Новой линии, необходимо иметь точные сведения, получено ли от г. Военного министра положительное разрешение: употребить на постройку двух церквей в укреплениях Николаевском и Наследницком 37 927 руб. 41 коп. серебром, оставшиеся от неокончания переноса Новой линии... Покорнейше прошу канцелярию г. Оренбургского военного губернатора, – продолжал далее Бурачков, – навести самонаивернейшую справку: получено ли в ней упомянутое разъяснение». Через месяц он получил ответ, гласивший, что официального разрешения не поступило.

Жители Константиновского укрепления обратились с ходатайством о строительстве в их укреплении церкви по образцу Николаевской и Наследницкой, но «в меньшем противу первых размере», взяв на себя обязательство за свой счёт заготовить камень, доставку леса и изготовление кирпича. Постройку Троицкой церкви в этом укреплении начали только в 1857 году.

Смета на строительство (без кирпичной ограды) составила 15 тыс. руб. серебром. Её постройкой в Николаевском укреплении руководил прапорщик Фёдоров, в 60-е годы дослужившийся до чина генерал-майора и возглавивший инженерную службу Отдельного Оренбургского корпуса. В том же году начали обжигать кирпич, и был заготовлен в Джабык-Карагайском бору строевой лес. Ещё до начала возведения храма, священником Николаевской военной церкви был назначен Пётр Пономарев, в 1844 году его заменил священник Николай Тимофеевич Несмеянов. Родом он происходил из села Исакова Бугурусланского уезда. По окончании курса богословских наук сентября 1842 года епископом Оренбургским и Уфимским был рукоположен в сан и назначен в Челябинскую крепость, 19 октября 1844 года был переведен в Николаевское укрепление.

Строительство Николавской церкви было окончено осенью 1847 года: в ноябре в присутствии командира 6-го полкового округа подполковника Бобылева и атамана Николаевской станицы инженерным офицером поручиком Куроедовым была произведена её приемка. Освящена она в декабре дьяконом Оренбургской Воскресенской церкви Любочестновым во имя святителя и чудотворца Николая. Одновременно был освящен во имя св. Великого князя Александра Невского и построенный по одному с Николаевской церковью проекту храм в укреплении Наследницком. Всё необходимое для Александро-Невской церкви: утварь, ризницы, богослужебные книги и прочее, – было заготовлено вновь. Для Николаевской – часть церковных принадлежностей взята из бывшей в 1839–1840 годах в Хивинском походе походной церкви, генерала В.А.Перовского, а недостающее имущество закуплено консисторией. В Николаевской церкви был устроен один престол. Колокола для каждой церкви (по 7 штук) закуплены в Нижнем Новгороде и установлены на колокольнях летом 1848 года.

Николаевская крепость, Храм Святого Николая Чудотворца

Храм Святого Николая Чудотворца, Николаевка, 1979 г.

Храм Святого Николая Чудотворца, с. Николаевка, Варненский район, Челябинской обл., 1979 г.


Храм Святого Николая Чудотворца, Николаевка, 1847 г. постройки. Купола на храме ранее были с позолотой. Внутри стены храма были до половины обиты плюшем (так хотели казаки), который в 40-х годах растащили.

Храм Святого Николая Чудотворца, Николаевка, 1847 г. постройки. 

Купола на храме ранее были с позолотой. Внутри стены храма были до половины обиты плюшем (так хотели казаки), который в 1940-х годах растащили.

В 1850 году службу в Николаевской церкви вели один священник, проживавший в казённом деревянном доме, и имевший квартиру причётник. Жалованье у первого составляло 140 руб. серебром в год, причётнику полагалось всего 40 руб. Кроме того, священнику было нарезано два земельных пая (60 десятин), а причётнику – один казачий пай (24 десятины пашни и десятин покосов).

Наследницкая крепость (п. Наследницкий Брединский район Челябинской обл.)

Наследницкая крепость. Как две капли воды похожа на Николаевскую, 1835 г. постройки.

Наследницкая крепость. Как две капли воды похожа на Николаевскую, 1835 г. постройки.


Храм Александра-Невского, Наследницкая крепость.

Храм Александра-Невского, Наследницкая крепость.


 

Храм Петра и Павла в станице Великопетровской

Через некоторое время началось строительство церкви и в Великопетровской станице. 19 сентября 1851 года епископ Оренбургский и Уфимский Иосиф сообщал Оренбургскому и Самарскому генерал-губернатору В.А.Перовскому о том, что в станице Великопетровской необходимо построить церковь, мотивируя это тем, что в округе живёт значительное количество новокрещеных казаков, «неустойчивых в православной вере». Кроме того, как отмечал епископ, в соседней станице Варненской проживают преимущественно казаки-мусульмане, построившие две мечети «...хотя и деревянные, но из нового соснового леса и весьма красивой наружности, чем они могут хвалиться, тогда как христианский храм помещается в лабазе».

К приходу находившейся в станице походной церкви относились посёлки Великопетровский, Парижский, Куликовский, Бородиновский, Лейпцигский, Полтавский, Елизаветпольский, Варшавский и Варненский, где числилось по спискам на 1849 год 624 дома, 1 799 душ мужского и 1 736 женского пола.

И посёлок, и церковь напоминают своими названиями о Петре Первом. Увековечить память о нём стремились воины расформированного Калмыцкого войска, переселившиеся в Великопетровку в 1830-е годы. Приязнь императора и калмыцких казаков была взаимной. Петр так восхищался лихой атакой калмыцкой конницы под Полтавой, что приказал заменить боевой клич «Виват!», принятый тогда в русской армии, на «Ура!» (от калмыцкого «Уралан!» — «Вперед!»). Храм Петра и Павла и задумывался как память о той маленькой походной церкви (её рассматривали выше), о великом императоре и о казачьей отваге.

9 ноября 1851 года войсковое правление сообщило генерал-адъютанту Перовскому, о согласии построить храм в Великопетровской и назначило торги на постройку церкви и дома для приюта в станице Великопетровской в апреле 1853 года и в сентябре 1856 года, но на торги и переторжки никто не явился. Своё согласие на постройку церкви дал шадринский купец Алексей Хохлов, но без иконостаса, колоколов и церковной утвари, и с выдачей ему всех материалов, заготовленных ранее для строительства, и с привозом брёвен из Джабык-Карагайского бора бесплатно.

1 июня 1857 г. было освящено место под строение каменной однопрестольной церкви в Великопетровке  и начались работы по её сооружению. Строительство церкви, а также каменного дома для священнослужителя велось, как за казённый счет, на эти цели выделено 16334 рубля 61 ¼ копейки серебром, так и за счёт пожертвований. На стене храма была медная доска с выбитыми фамилиями тех, кто внёс личные средства на строительство храма.

Постройку иконостаса заказали казанскому мещанину Якову Ефремову за 2150 рублей серебром в 1858 году.

Строительство каменной церкви Святых Апостолов Петра и Павла осуществлялось по типовому проекту Константина Тона – архитектора первого здания храма Христа Спасителя, грановитой палаты в Москве. В Челябинской области было построено 3 храма по этому проекту: в Великопетровке, в Сыростане (недалеко от Миасса) и в с. Бородиновка (была разрушена полностью).

Церковь представляет собой небольшой одноглавый храм. Прямоугольное в плане здание храма расчленяется крестом, перекрестье которого приходится точно на центр храма. В области алтаря церковная стена выдаётся полукруглым выступом – абсидой. Вход в церковь с западной стороны. По своей структуре храм похож на церкви малой формы, которые строились в Новгороде в 14-15 веках. Храм способен вместить до 300 верующих.

Материал для строительства церкви доставляли из города Троицка. В раствор для кладки кирпича, по преданию, добавляли куриные яйца и кобылье молоко для крепости. Кто сколько внес серебра для отлива колокола, написано было на стене в алтаре церкви. Больше всех внёс купец Филатов. Звон колокола в тихую погоду был слышен в Полтавке – это почти за 30 километров.

Строительство каменной церкви Святых Апостолов Петра и Павла в станице Великопетровской, осуществлялось по типовому проекту Константина Тона – архитектора первого здания храма Христа Спасителя, грановитой палаты в Москве.

Храм Святых Апостолов Петра и Павла в станице Великопетровской.

Храм Петра и Павла с. Великопетровка.

 

Каменный храм в Великопетровской станице был возведен и освящен во имя св. Петра и Павла 3 декабря 1861 года. Освящал церковь епископ Оренбургский Макарий.

Храмы нарекали именем святого, день которого вскоре после завершения строительства предстояло отмечать, или в честь церковного праздника, в канун которого закладывался фундамент. Работать церковь начала в религиозный праздник «Петров день» 12 июля. Этот день стал престольным праздником для петровчан.

Церковь п. Великопетровка

В 1890 году церковь посетил Преосвященный Макарий и 6 августа 1890 г. побывала знаменитая Табынская Чудотворная икона Божьей Матери. Из Петровки её перенесли в Анненскую церковь, а потом в Полтавскую. Длительное время в церкви служил протоирей (священник) Скопин Михаил Андреевич, 1874 г.р., и с ним его младший сын, псаломщик Александр Михайлович, 1900 г.р.

На церкви было 5 колоколов, один большой и четыре поменьше. Иконостас состоял из 27 икон. Под церковь отведена площадь в 50 кв. саженей (сажень св. 2 метров). Возле храма сохранилась небольшая сторожка. И храм, и сторожку опоясывала ограда, наполовину кирпичная с деревянной решетчатой надстройкой. Ограда занимала 70 квадратных саженей и имела трое ворот.

В начале 2000-х годов профессор МаГУ с группой студентов побывала в церкви, удивившись академической росписи храма. Во второй свой приезд в село она рассказала, что нашла архиве Оренбурга данные, что фрески церкви были написаны по эскизам русского художника Виктора Васнецова группой его учеников во главе с его родным братом Аполлинарием Васнецовым, которые в начале 60-х годов 19 века занимались росписью новых храмов в Оренбургской губернии. Позднее (в 80-е годы 19 в.) по этим же эскизам фрески написаны в соборе святого князя Владимира в Киеве.

Роспись "Сташный суд" - в Великопетровской церкви. Фреска сохранившаяся, после войны местный учитель рисования обновил краски. Змей пожирает грешников, они горят в огне, перепекаются и очищаются. На стенах есть ещё фрески.

Роспись «Сташный суд» — в Великопетровской церкви. Фреска сохранившаяся, после войны местный учитель рисования обновил краски. Змей пожирает грешников, они горят в огне, перепекаются и очищаются. На стенах есть ещё фрески.

Старожилы говорили о захоронении Н. Завьялова, но никто не мог указать место. В 2010 году специалисты из Магнитогорска нашли захоронение, с позволения епископа Челябинского и Златоустовского захоронение вскрыли, там же останки перезахоронили и установили крест. Первый священник Завьялов Николай Андреевич, который служил в церкви, в возрасте 43 года в 1884 г.  похоронен возле церкви с левой стороны.

Храм Святых Апостолов Петра и Павла в станице Великопетровской с золочёными куполами.

Храм Святых Апостолов Петра и Павла в станице Великопетровской с золочёными куполами.

Михайло — Архангельской Церковь в Михайловском укреплении с. Михайловское (сейчас в Казахстане)

К концу 40-х годов в трёх из четырех полевых укреплений Новой линии (Императорское ещё в 1845 году вместе с Петровской станицей было упразднено) собственные церкви уже имелись либо велись работы по их строительству. Только в одном, последнем, Михайловском укреплении, составлявшем вместе с Варваринской, Алексеевской, Натальинской и Надеждинской станицами пятую дистанцию, собственной церкви не имелось.

Казаки дистанции обращались с просьбами о начале ее строительства как к войсковым, так и церковным властям. Только в начале декабря 1849 года, рассмотрев представление департамента военных поселений, Военный совет постановил «дозволить жителям Оренбургского казачьего войска, укрепления Михайловского, станиц: Алексеевской, Кирилловской, и Натальинской построить собственными средствами в означенном укреплении каменную церковь по составленному в департаменте проекту». На возведение церкви, домов священнослужителей и подсобных построек было дано распоряжение выделить из войскового Джабык-Карагайского бора до 1 тыс. бревен и выдана ссуда в 857 руб. 14 коп. серебром «с уплатою этой ссуды без процентов в продолжение 6 лет со времени постройки церкви».

К церкви определялся священник и двое причётников, которым назначалось установленное содержание из войсковых сумм: первому – 140 руб., а причётникам – по 40 руб. серебром в год «доколе не представится возможности обратить это содержание за счёт приходов». Выделялись им и земельные наделы на принятых основаниях. 14 декабря решение Военного совета утвердил император, а 1 января 1850 года оно было официально опубликовано в прессе.

Распоряжением военного губернатора генерала А.А. Катенина из Николаевского укрепления в Михайловское были переданы строительные леса, хозяйственные постройки (навес для обжига кирпича, обжигные печи, складские помещения) и оставшиеся брёвна. Строительством, которое велось в 1852–1855 годах, руководил уже упоминавшийся инженерный офицер Фёдоров. Храм был освящен во имя св. Михаила-Архангела.

Фото храма во имя св. Михаила-Архангела в с. Михайловском не нашёл (дополним).

Ведомость «О вновь выстроенной Михайло — Архангельской Церкви, что на Новой Оренбургской Линии, Троицкаго уезда в Михайловском Укреплении за 1855 год» повествует, что «церковь зданием каменная с таковою же колокольнею, начата постройкою в 1852 году тщанием и старанием прихожан с помощью доброхотных по сборным Книгам подаяний и окончена 1855 году, а освящена октября 16-го числа того же года».

А  в 1855 году  впервые    звон  колоколов округу всю  привёл   в  движенье Михайло-Архангельский   храм. Здание   церкви   построено   из   красного кирпича с метровой толщиной стен. Она увенчана сравнительно  высокой колокольней    и    устремлённым    ввысь шпилем, которые завершаются позлащёнными  крестами.   Все  годы  эти кресты  были  не  только  главной достопримечательностью Михайловки, но и своеобразным маяком в безбрежной степи, видимым за десятки вёрст.

Самым  первым  священнослужителем,  который упоминается  в летописи церковно-приходской жизни Михайловской станицы был священник Виноградов, с 1835 по 1844 гг.

В 1850 г. на приходе, в молитвенном доме служение и требы совершал «города Троицка Свято-Троицкой соборной церкви священник Николай Андреев Инфантьев».

В 1850 году священнику Николаю Инфантьеву было 28 лет. Далее частные смены священников продолжаются.

По словам прихожанки храма Василисы Игнатьевны Корюшиной (1921—2010 гг.): «Храм закрыли примерно в 1929 году». Она помнит, что 2 раза ходила в церковь на Пасху. Один раз освящали куличи, пасхи и яйца в храме, другой раз на улице. После закрытия храма иконы выносили и складывали на улице и никому не разрешали брать, под угрозой большого наказания. Но одну большую икону Спасителя, с поднятой благословляющей рукой, (икона из иконостаса) одной из женщин удалось взять. Она её тщательно скрыла, несмотря на подозрения и обыски, икону не удалось найти. И в 1990-х годах, в связи с восстановлением приходской жизни храма, эта икона вернулась в церковь.

Правда,    пришлось    икону   реставрировать,    сделать    по-новому благословляющую руку Спасителя. Несколько икон из церкви сохранились так же и до наших дней, но вернули их в 1980-х годах в существовавший    в Михайловке краеведческий музей.

Храм, закрытый 29-30-х годах, претерпел по обычаю того времени горестную чреду утрат.

Интересны воспоминания современницы событий, связанных с закрытием Михайловского храма, Антонины Васильевны Мониязовой (1925 г.р.): Церковь наша богатая была, отовсюду ехали сюда, а сейчас Михайловку аулом сделали. Батюшку Григория не помню... Помню как иконы кидали, а я плачу, мне жалко было, всё рвали, кидали, топтали и по иконам топтались, а потом церковь завалили хлебом (пшеницей), и склад был. А вот здесь, справа от церкви жила сильно богомольная Жукова, она говорит, что перед Пасхой свечи в закрытом храме горели, и у неё икона обновилась, была старая, и вся под стеклом и обновилась, я сама видела. Мы все тогда ходили смотреть. Очень красивые были дома, а церковь растаскивали в 36-х, 37-х годах».

Жители с. Михайловка уберегли от разрушения свою церковь, но колокола были сняты и увезены в город Троицк на переплавку в 1930 г.

В 1940 году местная партийная власть решила сбросить кресты. Местные старики, во главе которых был Павел Мамонтов, вооружились берданками и не пустили к храму осквернителей.

Несмотря на то, что кресты с церкви снять не удалось, при советской власти здании выполняло совсем другие функции. Были здесь амбар, клуб, магазин, склад, в храме размещалась местная МТС. В годы поднятия целины в церкви было общежитие, в последние годы музей.

Вторую жизнь вдохнули зданию церкви Федякин А.В. и Штольц Ф.Я.,  после окончания реставрационных работ в 1979—1980 гг. церковь стояла невостребованной до 1984 г. Весной 1984 г. произошла встреча директора совхоза Штольца Ф.Я. и преподавателя истории в Михайловской СШ Брегеда Я.Д. Разговор шёл о церкви и её дальнейшей судьбе. Решение принято однозначное — создать в церкви музей.

Среди особо ценных реликвий была икона с изображением Александра Невского датированная 1894 годом, подаренная генерал — губернатором «от усердия жителей станицы Михайловская», атаманская печать. Ныне они в Костанайском краеведческом музее ...».

Здание церкви является памятником истории и архитектуры областного значения.
«Музей располагался в здании церкви до 1993 года. Указ главы Комсомольской администрации Демисеновой К.А. от 31.08.1992 г. об открытии действующей церкви в с. Михайловка вынудил работников музея перевезти экспозицию музея в Дом культуры в 1993 г». Многострадальный храм был возвращён Русской Православной Церкви.

327 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Комментарии

avatar
  Подписаться  
Уведомление о