Новолинейный район. Станичные и поселковые церкви. Церкви в Новолинейном районе. Часть 3

/ Декабрь 8, 2017/ Казачество и купечество до революции 1917 г./ 0 комментариев

Продолжаем…

С 1852 года станицы и отряды Новой линии были распределены по церковным приходам. К церкви Наследницкого укрепления были отнесены станица Наследницкая, отряды Брединский, Адрианопольский, Аландский, Кваркенский, Павловский, Екатерининский и Атамановский с проживавшими там 2 208 душами мужского и 2 005 женского пола. В Уртазымский приход церковные власти отнесли 346 мужчин и 322 женщины Бриентской и Кульмской станиц, к Орской церкви – казаков Новоорского и Кумакского отрядов (791 мужчина и 650 женщин). К старой Верхнеуральской церкви были приписаны жители Арсинского, Кассельского, Остроленского, Куликовского и Фершампенуазского отрядов (3 389 прихожан), к Магнитному приходу – верующие Требиатского и Наваринского поселков, к Петропавловскому – Краснинского.

К храму в укреплении Николаевском отошли собственно Николаевская станица в составе поселков: Владимирского, Александровского, Еленинского, Софийского, Кулевчинского, Княженского, Константиновского, Георгиевского и Ольгинского (1 657 душ мужского и женского пола). Великопетровский, Парижский, Полтавский, Елизаветинский отряды составили Великопетровский приход, к походной церкви укрепления Михайловского были отписаны станицы Кирилловская, Натальинская, Алексеевская и Надеждинская.

Отряды Чесменский, Лейпцигский, Бородиновский, Тарутинский и Березинский обслуживались священником Чесменского прихода. К церкви в станице Полоцкой были приписаны отряды Браиловского, Кацбахского, Новинского, Рымникского, Измайловского и Варшавского в числе 1 456 мужчин и 1 155 женщин.

Но даже и эти меры всех проблем не сняли – приписанные к новым или походным церквам посёлки находились от них на значительном расстоянии, сообщение между населенными пунктами в Новолинейном районе осложнялось опасностью встреч с шайками кочевников, грабивших и угонявших прилинейных жителей в плен для последующей продажи в рабство в Хиву. Поездки на службы в зимнее время так же представляли немалую проблему – зимы стояли многоснежные, с частыми буранами и сильными холодами. Казаки по этим причинам пропускали службы, своевременно не исповедовались, проблемы возникали и с причащением больных и отпеванием умерших. Учитывая сложившееся положение, генерал-губернатор В.А.Перовский 12 сентября 1855 года с согласия духовной консистории, приказал передать в ряд станиц, в частности, Кваркенскую, Мариининскую, Константиновскую и Кулевчинскую, 4 походные церкви.

Поселковый храм Бородиновского посёлка (каменный полностью был разрушен)

Всё же казаки новых станиц и поселков стремились к тому, чтобы церкви имелись в каждом населенном пункте. Не оказались в стороне и казаки Бородиновского поселка Полтавской станицы. Весной 1853 года во время инспектирования посёлка начальником штаба Оренбургского казачьего войска полковником графом И.И.Толстым они заявили претензию на командира 6-го полкового округа войскового старшину В.С.Сычугова. Её суть заключалась в том, что жители с разрешения благочинного протоиерея Озерецковского начали на собственные средства строительство в поселке деревянной часовни. Работа продвигалась достаточно быстро, часовня была уже сложена до окон, когда в Бородиновский отряд прибыл командир полкового округа, тотчас запретивший работы до получения официального разрешения войскового начальства. Разрешение всё же было получено и часовня построена.

Однако уже через год, всё те же бородинские казаки вновь обратились к властям, но уже с просьбой о разрешении перестройки часовни в православную церковь. Сохранившееся архивное дело показывает, насколько сложным и длительным было решение, казалось бы, простого вопроса.

Власти, трезво рассудив, приняли решение не о перестройке часовни, а строительстве поселкового храма. Разрешение на его постройку было дано Святейшим синодом 13 ноября 1854 года. Первый план был выдан жителям протоиереем Озерецковским, однако, инженерная служба Отдельного Оренбургского корпуса его забраковала и составила новый чертеж. 20 декабря 1855 года генерал-губернатор В.А. Перовский приказал инженер-полковнику Федорову переработать чертежи и передать их на утверждение. Эта работа была закончена через год – 20 января 1856 года Федоров отдал распоряжение окончательное завершение работ производить по присланным из штаба чертежам. Приписная церковь в отряде была «окончена постройкой в мае 1857 года и освящена 7 июля во имя Михаила Архангела».

Фото церкви не найдено.

Сохранились следующие чертежи:

Чертежи церкви посёлка Бородиновский.

Чертежи церкви посёлка Бородиновский.


Чертежи церкви поселка Бородиновский.

Чертежи церкви поселка Бородиновский.

Первое время к бородиновскому приходу был приписан и Лейпцигский поселок, где деревянная Казанская церковь была построена только в 1877 году.

Священником в Бородиновскую церковь был назначен Павел Павлович Сухопрудский, дьяком – Александр Холмогорцев. Однако ему не долго пришлось служить в ней – 3 мая 1869 года 37-летний священник П.П.Сухопрудский умер от чахотки.

Полтавский Храм Казанской Пресвятой Богородицы

Аналогично складывались события, связанные со строительством церкви, и в Полтавской станице, куда в 1843 году переселили 200 казаков из бывшей Табынской крепости и 19 семей казаков-калмыков. В начале сентября 1852 года на станичном Сборе казаки приняли решение о строительстве в Полтавской небольшого молитвенного дома. Его возведение жители брали на себя, но просили войсковое начальство выделить 100 брёвен из войскового Джабык-Карагайского бора. Посетивший станицу Троицкий протоиерей Дмитрий Озерецковский так отреагировал на многочисленные просьбы полтавцев: «Православным жителям Полтавской станицы по желанию вашему построить часовню на площади – препятствовать я не могу и даже советую. Ежели случатся хлопоты по духовному начальству, то я принимаю их на себя».

Казаки приняли это высказывание за разрешение строительства и, купив частный дом, приступили к перестройке его в часовню. Узнав об этом, командование полка обратилось в Оренбургскую духовную консисторию, которая разъяснила, что протоиерей разрешения на строительство не давал, а только советовал добиваться положительного решения насущного вопроса. Учитывая удаленность станицы от Великопетровской, церковные власти порекомендовали не препятствовать жителям в начатом ими благом деле. Построенная часовня была приписана к приходу храма св. Петра и Павла, но казаки на этом не остановились.

Летом 1853 года поселковый Сбор направил доверенных казаков И. Звездина и И. Кузнецова к епископу Оренбургскому и Уфимскому Антонию с просьбой «учинить надлежащее распоряжение о преобразовании имеющейся часовни в приписную церковь». Просьба казаков была рассмотрена, и церковные власти возбудили ходатайство перед войсковым начальством о начале строительства, подготовив все необходимые документы, в том числе и чертежи. Военные власти несколько лет хранили молчание, и духовная консистория ещё дважды, в марте 1856-го и январе 1857 года, вновь обращались за разрешением к генерал-губернатору.

Осенью 1857 года с личным письмом к генералу А.А. Катенину обратился и епископ, писавший: «...Казаки означенной станицы (Полтавской) в бытность мою в августе месяце сего года в их часовне вновь убедительно просили меня скорее разрешить им преобразование их часовни в церковь, приписную к Великопетровской, дабы иметь возможность, хотя бы изредка, присутствовать при божественной литургии и во время Великого поста удобно исполнять христианский долг исповеди и причастия святых тайн, какового счастья они лишены за отдаленностью места жительства от приходской церкви и всегда о чем душевно сетуют».

В мае 1858 года Войсковое правление Оренбургского казачьего войска направило отношение к генерал-губернатору, в котором сообщало, что казаки Полтавского посёлка в очередной раз обратились с просьбой о разрешении строительства деревянной церкви за свой счет. Лично выслушал обращение полтавских казаков и генерал-губернатор А.А. Катенин, побывавший в станице во время объезда станиц и отрядов Новолинейного района. И только после этого было дано разрешение на строительство церкви «по плану и фасаду церкви в отряде Бородиновском». 29 мая 1859 года начальник инженерной службы Отдельного Оренбургского корпуса донес исполняющему обязанности генерал-губернатора генерал-лейтенанту Н.В. Балкашину об окончательном утверждении плана и необходимости строительства церкви по образцу имеющейся в Бородиновском поселке.

Был отпущен и необходимый лес – первоначально 250, а затем еще около 300 бревен – назначены подрядчики и началось строительство. Церковь была закончена и освящена в 1861 году. Однако она прослужила относительно недолго и через 30 лет, в 1891 году сгорела во время пожара.

Имя первой церкви дала икона Божьей Матери Табынской, (казаки, строившие её, были родом из станицы Табынской) которую казаки называли Казанской. Эта икона была широко известна всему зауралью своим чудотворным явлением. Вот почему было выбрано именно такое называние. Дважды, в 1890 г. и в 1905 г. в Успенский пост в храме Полтавского посёлка останавливалась чудотворная Табынская икона Божией Матери.

Полтавчане обратились вновь с ходатайством к властям с просьбой о разрешении строительства в станице каменного храма. Разрешение было получено. Поднимали церковь, как водится, всем поселком —  ни одна семья не осталась в стороне – все потрудились на стройке. Но основную часть расходов взял на себя верхнеуральский 2-й гильдии купец Андрей Михайлович Зайцев, зажиточный житель Полтавки. Храм был возведен в 1909 году, освящён 17 июля 1911 года состоялось освящение новой каменной церкви, на строительство которой было затрачено 45 тыс. руб., в том числе на иконостас было потрачено 5500 руб. Вот как сообщалось об этом событии в Оренбургских епархиальных ведомостях: «17 сего июля здесь (в Полтавской станице) состоялось редкое торжество – освящение нового каменного храма».

Храм каменный однопрестольный (значит в храме один престол (стол), на котором можно совершать Таинство превращения хлеба и вина в тело и кровь Христову, обычно в храме один престол), построен в русском стиле, по типу приходских храмов середины XVII века. Церковь была «…кирпичная на каменном цоколе, снаружи и внутри оштукатурена и выбелена известью. Покрыта железом, окрашенным зелёной масляной краской. Длина церкви, считая и колокольню – 15 сажень, ширина – 15 сажень, высота до верха карниза – 6 сажень. На церкви имеется одна большая главка выбелена известью и пять малых деревянных, оштукатуренных и покрытых железом… Дверей наружных, обитых железом – 3 штуки, внутренних – 5 штук. Церковь отапливалась пятью кирпичными, обитыми железом печами. Оценена была в 40 тыс. руб.

Красавец Храм Казанской Пресвятой Богородицы (Полтавка) до разрушения колокольни. Фото дореволюционное.

Красавец Храм Казанской Пресвятой Богородицы (Полтавка) до разрушения колокольни. Фото 1932 г.

Ко дню освящения был приурочен благочинный съезд духовенства ХIV округа, почему богослужение отличалось особенною, невиданною в селе торжественностью; освящал храм о. Михаил Скопин в сослужении 11 иереев. Хор церкви станицы Великопетровской под разумным и умелым управлением псаломщика Д.Н.Захарова пел просто великолепно. Стечение молящихся было огромное; обширный храм не мог вместить половины богомольцев. Всё торжество прошло с редким религиозным подъёмом и воодушевлением, и на долгое время в станице будут помнить его участников. Новый храм и по своим размерам и по внутренней обстановке, без сомнения, один из лучших сельских храмов Верхнеуральского уезда».

Храм работал до 1933 года, после чего был закрыт советскими властями. После закрытия храма была разрушена колокольня, сняты колокола, а внутреннее убранство разграблено. В уцелевшем здании храма обустроился клуб «1 мая». Фото есть ниже.

Строительство церквей по упрощённым проектам

Строительство церквей в Новолинейном районе сдерживалось нехваткой необходимых денежных средств в войсковом капитале и у населения, прошедшего через разорительную процедуру переселения и обустройства на новых местах. Проанализировав складывающуюся в целом по стране ситуацию со строительством храмов, министр государственных имуществ граф Муравьев предложил строить в сельской местности церкви небольшие по размеру, без излишних украшений, по упрощенной конструкции, с тем расчётом, чтобы постройка и ремонтные работы могли выполняться из местного материала самими жителями. Предложение министра поддержал и Святейший синод, после чего были составлены три примерные проекта со сметами и разосланы по губерниям. Цель рассылки заключалась в экспертизе проектов и определении смет расходов по каждой конкретной территории. Средства на строительство Муравьев планировал выделять из сумм министерства с длительной и беспроцентной рассрочкой.

Получив отношение министра государственных имуществ, Оренбургский генерал-губернатор А.А. Катенин посчитал возможным применение проекта и в станицах Оренбургского казачьего войска. В декабре 1857 года он сообщил о проекте Муравьева исполняющему обязанности Наказного атамана полковнику Н.В. Зворыкину. Однако ответа не последовало. Только через два года, в декабре 1859 года, Наказной атаман генерал-майор граф И.И.Толстой сообщил: «Приняв во внимание, с одной стороны, что по значительному, сравнительно с народонаселением, пространству земель, занимаемых войском, поселения оного, в особенности по Оренбургской и новой линиям, будучи расположены одно от другого очень редко, поставляется в необходимость иметь церкви в своих жительствах, но по незначительному во многих из них населению, не в силах собственными средствами возводить таковые по существующим ныне образцовым планам профессора Тона...полагали дозволить, в случае настояния жителей, возводить деревянные церкви по планам и фасадам упрощенного вида, с выдачей на построение их долгосрочных, а при крайней бедности жителей и безвозвратных ссуд из общественных станичных капиталов.

Если же обыватели войсковых селений, в которых могли быть построены церкви, по своей немногочисленности не будут в состоянии содержать причт, то войсковое правление допускает возможность строить таковые церкви, приписывая оны приходом к ближайшим церквам с тем, что причты последних в приписных церквах повременно совершали богослужение».

Церковь в Лейцпигском поселке Михайловской станицы

При этом войсковые власти посчитали присланные министерством проекты церквей непригодными, поручив начальнику инженерной службы Отдельного Оренбургского корпуса полковнику Биршнерту подготовить один или два своих проекта. Они были разработаны и поступили в канцелярию уже после смерти генерала Катенина. Новый генерал-губернатор А.П. Безак полностью принял доводы Войскового правления и утвердил подготовленные чертежи. Идея получила поддержку и у епископа Антония, после чего генерал-губернатор направил специальный доклад в Военное министерство. Только спустя три года, 17 июля 1864 года, Военный совет утвердил предложения Безака. 29 июня решение Военного совета получило высочайшую санкцию. С этого времени в казачьих станицах стали строиться небольшие деревянные приписные церкви. Одна из них, возведенная в Лейцпигском поселке Михайловской станицы в 1877 году.

Церковь в Лейцпигском поселке Михайловской станицы.

Церковь в Лейцпигском поселке Михайловской станицы.


Красивая Казанская церковь Лейпцига, построена в 1877 г., разобрана в 2012 г. Сейчас построена новая.

Красивая Казанская церковь Лейпцига, построена в 1877 г., разобрана в 2012 г. Сейчас построена новая.

Лейпциг, церковь. Варненский район.

 

Церковь Петра и Павла посёлок Неплюевский

Сохранилась и построенная по образцу Лейпцигской деревянная церковь в поселке Неплюевском ныне Карталинского района Челябинской области.

Храм Петра и Павла посёлок Неплюевский, 1885 г. постройки. Церковь поставлена на высоком цоколе из бутового камня на берегу реки, расположена на возвышении, она словно парит между небом и землей. Церковь деревянная, которая сохранила черты обычной деревянной походной казачьей церкви.

Церковь Петра и Павла посёлок Неплюевский, 1885 г. постройки. 

Посёлок Неплюевский назван в честь выдающегося государственного деятеля России, сподвижника Петра I, оренбурского генерал-губернатора И.И. Неплюева. В 1885 году в селе вдоль р. Каменная была построена церковь Петра и Павла (Петропавловская церковь), «один из шедевров русского деревянного зодчества».
Церковь поставлена на высоком цоколе из бутового камня на берегу реки, расположена на возвышении, она словно парит между небом и землей. Церковь деревянная, которая сохранила черты обычной деревянной походной казачьей церкви.

К церкви примыкают равные по высоте и ширине небольшие апсида и трапезная. Замыкает композицию с запада двухъярусная колокольня, построечная как восьмерик на четверике. Центральный объём церкви покрыт четырехскатной крышей и завершается восьмигранным световым барабаном, увенчанным луковичной главой. Колокольня: окна верхнего яруса колокольни врезаются в основание венчающего шатра. Окна фасадов с полуциркульным завершением имеют строгий наличник, выкрашенный белой краской. Перед входом в здание церкви устроены высокие крылечки, покрытые козырькам.

Церковь возводили из лиственницы — «дерева вечности», как часто ее называют. Видимо, от того культовое здание и выдержало испытание временем. А, может быть, церковь устояла благодаря заступничеству небесных покровителей: в 1885 году она была освящена в честь святых апостолов Петра и Павла. Хотя её не миновали бури XX столетия.

Церковь уникальна: внутри алтаря находится огромный портрет генерал-губернатора Ивана Неплюева, много сделавшего для хозяйственного освоения Оренбургского края, укрепления его внешних границ, расширения политических и торговых отношений с соседними кочевыми народами и государствами Средней Азии. Он чудом уцелел, избежав пожара и разрушения в годы воинствующего атеизма.

Старожилы вспоминают, что во время гражданской войны станичники устанавливали на колокольне пулемёт. До наших дней на стенах и в алтаре остались отметины того лихого времени: следы от штыков и пуль.

Церковь апостолов Петра и Павла с. Неплюевка.

Церковь апостолов Петра и Павла с. Неплюевка. Фото В. Процука.


Церковь апостолов Петра и Павла с. Неплюевка, 1885 г. Возрождение.

Церковь апостолов Петра и Павла с. Неплюевка, постройки 1885 г.  Возрождение.

Церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы станица Варшавская

Церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы село Варшавка, 1911 г. постройки.

Церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы село Варшавка, 1911 г. постройки.

Название посёлок получил  на стадии проектирования пограничной Новой линии в 1840г. в память о штурме Варшавы русскими войсками в 1831г.

В 1905 г. на частные пожертвования начали строить церковь. Лес (сосну) возили из-под Анненска, из «Красивого колка». Строили местные плотники. Поднимали колокола и освятили церковь 14 октября 1911 г. в день Покрова Пресвятой Богородицы. Наибольшую сумму на строительство внёс зажиточный казак Брезгулевский который в последствии был захоронен у храма.

До этого в посёлке была часовня, в которой 11-12 августа 1890 г. находилась Табынская икона Божией Матери.

Церковь действовала до 1932 г., затем в здании разместили склад, клуб, спортзал.

В 1980 году по просьбе жителей принято решение о реставрации здания, где первоначально планировалось открыть экспозицию краеведческого музея. После реконструкции наружных стен начался сбор средств на восстановление интерьера храма. Большая часть суммы выделена ТОО «Варшавское» рук. Е. В. Гребенщикова. В 1995—1996 гг. проведены реставрационные работы. Храм повторно освящён 26 января во имя Покрова Пресвятой Богородицы.

Церковь в п. Новокатенино

п. Новокатенино старая деревянная церковь. 

п. Новокатенино старая деревянная церковь. 

В конце XIX века, а по другим сведениям в 1902 г., казаками-переселенцами в Новокатенино была перевезена деревянная церковь с прежнего их местожительства — села Катенино. Церковь построена без единого гвоздя. Церковь имела два купола. После революции купола стояли ещё лет десять.

В советское время, как и многие другие, церковь была закрыта, использовалась под зерносклад. В настоящее время здание церкви находится в частично разрушенном, но в пригодном для восстановления состоянии.

Пытались после революции в помещении церкви крутить кино, но кинопроектор не работал!

Разрушенная Космо-Демиановская (в честь святых Космы и Дамиана) церковь в п. Аннинский (с. Анненское) (фото отсутствует)

Однако по упрощенному варианту строились далеко не все церкви Новолинейного района. В частности, в 1890 году большой храм был возведён в Анненском поселке Великопетровской станицы, перенесённом с Новой линии вглубь района по причине отсутствия на старом месте хорошей питьевой воды. Освящение его состоялось 14 июля 1890 года священником Г. Павловым и псаломщиком Н. Венцовым.

Закрытие и разрушение церквей после революции

К Февральской революции практически во всех казачьих поселениях Новолинейного района были возведены и действовали православные церкви, а в поселке Варненском Великопетровской станицы, где компактно проживали казаки-татары из бывшей Мочинской станицы – три мусульманские мечети. Революция и последовавший за ней большевистский переворот взорвали размеренную жизнь в станицах, втянули казачество в стремительно развивашиеся события. Установление советской власти в казачьих районах сопровождалось разнообразными репрессиями против казачьего сословия. Наряду с казачеством, остракизму со стороны пролетарской власти подверглось и духовенство, голословно обвинявшееся в реакционности и мракобесии.

Уже с первых лет существования пролетарской власти, большевики взяли курс на фактическое запрещение религии. В бывших казачьих районах стали закрываться церкви, имевшаяся в них утварь под различными предлогами изымалась в пользу государства. Массовый характер антирелигиозная кампания приобрела в середине 30-х годов. Отделенная от государства церковь существовала на добровольные пожертвования прихожан, вынужденных арендовать у государства храмы, в большинстве своем построенные на их же собственные деньги.

Примером такого «сотрудничества» верующих и новой власти может служить устав Великопетровского православного общества. Задачи его определялись следующим образом:

  1. Устраивать молитвенные собрания.
  2. Управлять имуществом, полученным по договору от местных органов советской власти.
  3. Заключать сделки частноправового характера, связанные с управлением культовым имуществом.
  4. Участвовать в работе органов религиозных обществ. 5. Назначать служителей культа для совершения религиозных обрядов».

Численность верующих прихода составляла 925 человек, в приходской совет входило 28 жителей, в том числе 8 «пролетариев». Службу в храме вел протоиерей М.А. Скопин, возглавлявший приход с 90-х годов ХIХ века.

«Мы, нижеподписавшиеся граждане Неплюевского поселка, имеющие в нём своё местожительство, – говорится в одном из сохранившихся договоров прихожан с новой властью, – заключаем настоящий договор с Неплюевским поселковым Советом рабочих и крестьянских депутатов в лице его полномочного представителя Козлова Степана Архиповича, в том, что сего 11 числа апреля месяца 1922 года приняли от Совета рабочих, красноармейских и крестьянских депутатов в бессрочное, бесплатное пользование в Неплюевском поселке Елизаветинской станицы Троицкого уезда Челябинской губернии церковь с богослужебными предметами по особо нами заверенной своими подписями описи на нижеследующих условиях:

  1. Мы, нижеподписавшиеся граждане, обязуемся беречь переданное нам народное достояние и пользоваться им исключительно соответственно его назначению, принимая на себя всю ответственность за целость и сохранность врученного нам имущества, а также за соблюдение лежащих на нас по этому соглашению иных обязанностей.
  2. Храмами и находящимися в нём богослужебными предметами обязуемся пользоваться и предоставлять их в пользование всем нашим единоверцам исключительно для удовлетворения религиозных потребностей.

Мы обязуемся принять все меры к тому, чтобы врученное нам имущество не было использовано для цели, несоответствующей ст. 1 и настоящего договора. В частности, в принятых нами в заведование богослужебных помещениях мы обязуемся не допускать:

а) политических собраний враждебного советской власти направления;

б) раздачи или продажи книг, брошюр, листовок и посланий, направленных против советской власти и её представителей;

в) произнесение проповедей, речей, враждебных советской власти и её отдельным представителям;

г) совершение набатных тревог для созыва населения в целях возбуждения его против советской власти, ввиду чего мы обязуемся подчиняться всем распоряжениям местного Совета рабочих и крестьянских депутатов относительно распорядка пользования колоколами.

  1. Мы обязуемся из своих средств производить оплату всех текущих расходов по содержанию храма (или иного богослужебного здания) и находящихся в нем предметов как-то: по ремонту, отоплению, окрашиванию, по оплате долгов, налогов, местных обложений и т.п.
  2. Мы обязуемся иметь у себя инвентарную опись всего богослужебного имущества, в которую должны вносить все вновь поступаемые (путем пожертвований, передачи из других храмов и т.п.) предметы религиозного культа, не предоставляющиеся в частную собственность отдельных граждан.
  3. Мы обязуемся допускать беспрепятственно, в богослужебное время, уполномоченных Советом рабочих и крестьянских депутатов лиц для периодической проверки и осмотра имущества.
  4. За пропажу или порчу переданных нам предметов несём материальную ответственность солидарно в пределах ущерба, нанесенного имуществу.
  5. Мы обязуемся в случае сдачи принятого нами имущества возвратить его в том самом виде, в каком оно было принято нами в пользование и на хранение.
  6. В кладбищенских храмах и на кладбищах мы обязуемся: а) сопровождать своих единоверцев, в случае желания заинтересованных лиц, религиозными обрядами, в смысле торжественности, одинаковой для всех без исключения граждан платой, размер которой должен быть ежегодно объявлен во всеобщее сведение».

С середины 30-х годов политика государства по отношению к церкви резко ужесточилась. По казачьим поселениям бывшего Новолинейного района прокатилась волна «народных собраний», на которых от имени местных жителей кучка отщепенцев стала требовать окончательного запрета религии, изъятия остатков церковных ценностей и закрытия церквей.

С началом индустриализации церковь пережила очередной натиск воинствующих безбожников. Требуя закрытия церквей, они приписывали ей все мыслимые и немыслимые прегрешения, в том числе сваливая на неё вину за собственные ошибки и преступления. Сегодня не секрет, что виновницей страшного голода 1921–1922 и 1932–1933 годов была сама «народная власть» во главе с партией большевиков. Тем не менее, с больной головы коммунисты валили всё на здоровую.

Характерен в этом отношении протокол общего собрания рабочих и служащих Верхнеуральского винзавода от 18 февраля 1930 года, рассматривавшего вопрос «О необходимости отобрания церквей и использования последних для целей индустриализации». В постановлении отмечалось: «Собрание считает, что церковь как таковая играла роль исполнения воли и желания капитала по порабощению рабочего класса и крестьянства, что церковь является рассадником дурмана и контрреволюционным гнездом в прошлом и настоящем. Это подтверждается фактами её деятельности в период мировой войны.

В революционные годы, годы гражданской войны церковь играла главную роль, роль штаба контрреволюции и особенно в годы голода 1920–1921 гг. показала своё безобразное лицо. Она, руководимая патриархом Никоном, вдохновляемая иностранной буржуазией на задушение рабоче-крестьянской власти, ударила костлявой рукой по умирающим от голода рабочим и крестьянам путем отказа выдать церковные ценности и тем самым помочь голодающим; провалившись на этом гнусном деле, деле удушения рабочих и крестьян, церковь для закрепления своего влияния снова перекрасилась, приспособилась к условиям Советов и даже с амвона давала власти рабочих и крестьян “многая лета”. Окончательно церковь показала свое истинное контрреволюционное лицо, выступив против коллективизации и индустриализации.

На основе фактов и роли, которую играет в настоящее время церковь, общее собрание требует от местной советской власти немедленно ликвидировать это осиное гнездо путём закрытия церквей всех оттенков и направлений, а в первую очередь церкви, находящейся на Базарной площади “Благословления Пресвятой Богородицы” и немедленно изгнать из города всех шарлатанов попов и их прихвостней церковных старост».

Власти, получая такие «требования» шли на их немедленное удовлетворение. Церкви закрывались, колокола снимались и передавались в «фонд индустриализации». К примеру, 11 августа 1934 года Варненский районный исполнительный комитет Советов рабочих, крестьянских, красноармейских и казачьих депутатов в своем очередном решении отмечал, что: «согласно постановления президиума райисполкома от 30.05.34 г. за №15 о запрещении колокольного звона, утвержденного культовой комиссией при оргкомитете советов Челябинской области и требований и протоколов общих собраний, президиум Варненского райисполкома постановляет: снять колокола и передать по принадлежности (металл) со следующих церквей: 1) Катенинской; 2) Александровской; 3) Кулевчинской; 4) Бородиновской; 5) Николаевской; 6) Городищенской; 7) Московской, Успенской; 8) Лейпцигской; 9) Алексеевской; 10) Маслоковецкой; 11) Натальинской, Порт-Артурской; 12) Владимирской; 13) Константиновской».

Были закрыты и имевшиеся в Новолинейном районе мусульманские мечети. О том, как проходил процесс их ликвидации, наглядно свидетельствует письмо мусульман бывшего казачьего поселка Варненского. В обращении к Челябинскому областному прокурору, уполномоченный от верующих Юсупов писал в середине 1935 года: «Мы, верующие в количестве 46 человека, обращаемся к Вам с просьбой. В нашем посёлке имеется 3 мечети. По старому нашему обряду мы молились и в дальнейшем желаем молиться. Одну мечеть мы сдали под школу в 1932 году. Вторую мечеть отобрали сельский совет и колхоз, как будто в аренду на 2 месяца под засыпку хлеба.

Нас не спросили, засыпали хлебом, учитывая государственную важность хранения зерна, мы поступились. Дошло дело до последней третьей мечети. Сельский совет объявляет и эту отобрать, дали нам срок 7 дней. На все наши просьбы никто не обращает внимания. За вторую мечеть заявление подано райпрокурору. Вот десятый день ответа нет. Мечеть засыпали зерном. Жители были разбиты на три группы, каждая группа к своей мечети. Все три группы соединили в одну мечеть, желаем её оставить в силе за верующими. Эта мечеть построена в 1863 году».

Обращение к властям осталось без ответа, мечеть была закрыта.

Отобранные у верующих церкви использовались в лучшем случае как клубы (один такой, в поселке Полтавском города Карталы, в настоящее время восстановился в церковь), в худшем разрушались.

Клуб "1 Мая" - это Полтавская церковь с разрушенной колокольней.

Клуб «1 Мая» — это Полтавская церковь с разрушенной колокольней.

7 июля 1933 года было принято решение о закрытии церкви и организации в здании клуба-кинотеатра «1 Мая». Причины: церковный приход распался, удовлетворение просьбы рабочих Полтавки, узла ст. Карталы, Хромрудника, Угольных копей.

Клуб "1 мая" г. Карталы.

Клуб «1 мая» г. Карталы.

«Оборудование храма под стационарное кино» означало его варварское разрушение и разграбление. С него сорвали и сбросили на землю колокола, а потом и разрушили до основания колокольню. По рассказам, крепкая толстая кирпичная кладка колокольни ломалась с трудом. Снесли купола. По воспоминаниям очевидцев, погром творили при помощи американского трактора «Фордзон». Храм разрушали в основном заключённые на 15 суток арестанты. Это говорит о том, что желающих добровольцев разрушить храм, было мало. Это всё происходило на центральной площади на глазах большинства людей Полтавского посёлка. Некоторые люди рыдали и плакали. Сколько сил и средств было вложено в строительство и украшение каменного красавца-храма! И вот теперь это самое главное сокровище и святыню, и архитектурную достопримечательность Полтавского посёлка разрушали на глазах изумлённых жителей. Часть небольших икон до этого унесли в свои дома верующие. А из больших (видимо, сорванных с иконостаса) икон часть была сожжена, а часть пошла на табуретки в новоустроенном киноклубе.

По рассказам верующих людей, свидетелей тех страшных событий, когда сбросили колокола, они глубоко вошли в землю, по самые «ушки». При этом погиб один человек-богоборец. Люди, которые сбрасывали колокола, по прошествии времени быстро скончались.

Храмы использовались в качестве хранилищ зерна, впоследствии удобрений и различного инвентаря. Уцелевшие в предвоенные годы церкви уничтожались во время «хрущевской оттепели». Один из авторов данной статьи, в году ученик 3-го класса Бородиновской средней школы, был свидетелем того, как уничтожалась Михаило-Архангельская церковь. Она была построена настолько добротно, что не поддавалась разборке. Тогда её решили взорвать – и взорвали. На расчищенной от кирпичного мусора площади, стали строить дом культуры с претенциозным названием «Комета» (в райцентре Варна строился кинотеатр «Планета»). Строители во время прокладки траншеи наткнулись на погребение, судя по надписи на чугунной плите – местного священника. Не долго думая, они устроили на том месте общественный туалет. К середине лета из шлакоблока был возведен высокий фасад, ночью он внезапно рухнул. Старухи увидели в том кару Божью...

Перестроенный дом культуры стоит и сейчас на месте бывшей станичной церкви.

Такова цена социального эксперимента, в ходе которого мы потеряли не только миллионы человеческих жизней, но и многие элементы морали и нравственности, а так же ряд других качеств, коими обладали наши предки.

В религии они черпали силы в трудные для народа времена, церковь благословляла казаков на ратные подвиги во имя Отечества, оказывала поддержку слабым, вдохновляла сильных на новые свершения. При церквах открывались приходские школы и библиотеки, священники как наиболее образованные люди способствовали пробуждению интереса к знаниям у молодежи, следили за соблюдением нравственности. Все это утеряно, взамен же мы получили бездуховность и нигилизм.

Список церквей Новолинейного района:

— пос. Бриенский Михаило-Архангельская (дерев.)

— пос. Аландский Михаило-Архангельская (дерев.)

— пос. Банный Михаило-Архангельская (дерев.)

— пос. Севастопольский Михаило-Архангельская (кам.)

— ст. Наследницкая Александро-Невская (кам.)

— пос. Брединский Михаило-Архангельская (дерев.)

— пос. Черниговский Михаило-Архангельская (дерев.)

— пос. Кацбахский Христорождественская (дерев.)

— пос. Неплюевский Петропавловская (дерев.)

— пос. Бородинский Михаило-Архангельская (кам.)

— ст. Великопетровская Петропавловская (кам.)

— пос. Анненский Космо-Демиановская (дерев.)

— пос. Елизаветпольский Николаевская (дерев.)

— ст. Березинская Христорождественская (дерев.)

— пос. Александровский Николаевская (дерев.)

— пос. Арсинский Христорождественская (дерев.)

— пос. Краснинский Михаило-Архангельская (дерев.)

— пос. Требиатский Михаило-Архангельская (дерев.)

— пос. Тарутинский Михаило-Архангельская (дерев.)

— ст. Михайловская Михаило-Архангельская (кам.)

— пос. Полтавский Казанской Пресвятой Богородицы (кам.)

— пос. Лейпцигский Казанская (дер.)

Возрождение Храмов

Рассмотрим на примере Полтавского храма.

Второе возрождение храма началось спустя десятилетия. Полуразрушенное здание храма было возращено православной общине в ноябре 1989 года. Возвращаясь к вере,  новое поколение карталинцев  принялось восстанавливать храм. В конце 1999 года храм был признан памятником культовой архитектуры.

Новое освящение храма произошло лишь в 1996 г. Освящал храм епископ Челябинский и Златоустовский Георгий (Грязнов). Закончилась реконструкция храма  в 2010 году снесением пристроя, который нарушал каноническую форму креста.

Полтавка, возрождение храма Казанской Пресвятой Богородицы. Постройка колокольни.

Полтавка, возрождение храма Казанской Пресвятой Богородицы. Постройка колокольни.


Полтавка, возрождение храма Казанской Пресвятой Богородицы. Сход.

Полтавка, возрождение храма Казанской Пресвятой Богородицы. Сход.


Полтавка, возрождение храма Казанской Пресвятой Богородицы.

Полтавка, возрождение храма Казанской Пресвятой Богородицы.


Полтавка, возрождение храма Казанской Пресвятой Богородицы. Ход.

Полтавка, возрождение храма Казанской Пресвятой Богородицы. Ход.

325 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Комментарии

avatar
  Подписаться  
Уведомление о