«Оренбургское казачество — трагедия и гибель». Фёдор Петров

/ Июль 19, 2018/ Казачество и купечество до революции 1917 г., Разное/ 0 комментариев

Статья Фёдора Петрова о событиях 1918—1921 гг. происходивших в нашем районе. Об иконе Табынской Богоматери, отрядах атамана Дутова, об отряде Е.С. Макарова в Джабык-Карагайскому, действиях повстанцев под командованием Охранюка-Черского.

Фёдор Петров

Фёдор Петров

Историк, археолог, участник и руководитель археологических и историко-культурных экспедиций в Зауральской степи, в Монголии и на Алтае.

Оренбургское казачество — трагедия и гибель

К середине XIX века в Зауральской степи сформировалась принципиально новая для этой земли геокультура оренбургского казачества. В долинах степных рек расположились казачьи станицы и поселки, между ними – многочисленные хутора. В степи, где на протяжении трёх тысячелетий практиковалось только кочевое скотоводство, начинает интенсивно развиваться земледелие.

Оренбургское казачество имело достаточно сложный этноконфессиональный состав, отражающий результаты двухвековой миграции населения на Южный Урал из различных регионов России. Так, по данным 1882 года из более чем трёхсот тысяч лиц казачьего сословия русских было около 77 %, украинцев 9 %, татар 8 %, мордвы 2 %, калмыков 0,5 %, а также марийцы, чуваши, киргизы, башкиры и поляки. В конфессиональном плане преобладали православные, более восемнадцати тысяч человек в конце XIX века относили себя к староверам; среди казаков были мусульмане (в поселке Варна функционировали три мечети) и, неофициально, буддисты. Национальных или религиозных распрей в Оренбургском казачестве не было, хотя достаточно четкая самоидентификация и некоторая социокультурная замкнутость была характерна для ряда этноконфессиональных групп.

Наряду с земледелием и придомным скотоводством большую роль в хозяйстве играли некоторые промыслы, особенно вязание пуховых платков, хорошо раскупавшихся по всей России. Оренбург, Орск, Троицк и Челябинск являлись крупными торговыми центрами, куда ежегодно приходили сотни караванов из Средней Азии. В сельской местности устраивались регулярные ярмарки – так, широкой известностью пользовалась ярмарка в станице Наследницкой.

Во всех станицах и посёлках, в которых были построены церкви, праздновались престольные праздники, которые устанавливались в честь святого покровителя. Они проходили в день открытия церкви или поднятия на ней колоколов. Так, в Кизильской станице престольным праздником был Михайлов день – в честь покровителя воинов святого Михаила-Архистратига. Общевойсковой праздник Оренбургского казачьего войска был установлен в день Св. Великомученика Георгия Победоносца 23 апреля и праздновался во всех станицах.

Святыней православных оренбургских казаков была чудотворная икона Табынской Божьей матери. День явления её святого лика отмечался в девятую пятницу после Пасхи: во второй половине июня или в первой декаде июля, в зависимости от даты Пасхи. По преданию икону нашел «неверный башкир» на камне над родником. Он расколол её саблей пополам и бросил в источник. Но произошло чудо: половинки иконы в воде сошлись и срослись. Когда же башкир вытащил икону из воды, у Богоматери из оживших глаз потекли слезы, из трещины в дереве, как из раны, закапала кровь. Потрясенный башкир испугался и ослеп. Когда же он поведал людям о чуде и отнес икону в церковь – зрение к нему вернулось.

Ежегодно икону Табынской Богоматери провозили по всем станицам Оренбургского войска. Последний крёстный ход в ее честь состоялся осенью 1919 г. в станице Нежинской под Оренбургом. В дальнейшем икона была вывезена в Китай атаманом А.И. Дутовым, но сам атаман вскорости был убит, а икона пропала во время «культурной революции».

Так же и вся культура оренбургского казачества оказалась почти полностью уничтожена в ходе гражданской войны и первых послевоенных десятилетий. Современное население Зауральской степи, в значительной мере являющееся потомками оренбургских казаков, практически не помнит и не хранит казачьих традиций. Железом и голодом оренбургское казачество как социокультурное явление оказалось фактически уничтожено.

Мы будем говорить о трагедии и гибели оренбургского казачества в контексте истории гражданской войны на территории Кизильского, Наследницкого и Варшавского станичных юртов второго военного округа, – сейчас это территория Кизильского, Брединского и Карталинского районов Челябинской области. При этом мы будем опираться на результаты исследований А.П. Абрамовского, А.В. Апрелкова, А.В. Ганина, И.В. Купцова, С.И. Панькина, Л.А. Попова, А.А. Рыбалко и Н.С. Шибанова.

В апреле 1918 года через зауральские станицы проходит Тургайский поход атамана А.И. Дутова. Опытный боевой офицер Дутов был талантливым тактиком и человеком беззаветной личной храбрости. В своё время он добровольцем ушел из Академии Генерального штаба на русско-японскую войну; потом, также добровольцем, вопреки сопротивлению войскового начальства – на Первую мировую; возглавил стрелковый дивизион, потом – полк. Прекрасно показал себя в тяжелейших боях Брусиловского прорыва, под шквальным огнем неприятеля переправился со своими казаками через реку Прут, захватил плацдарм и удерживал его двое суток до подхода основных сил. За это время он потерял 50 % личного состава и 60 % офицеров, был ранен сам – но плацдарм не сдал.

После октябрьского переворота Дутов несколько месяцев отбивал попытки красных захватить Оренбург силами небольших добровольческих отрядов, а Оренбургское казачье войско, насчитывавшее в своем составе до полумиллиона человек, наблюдало – чем все это закончится. В итоге 16 января 1918 года защитники Оренбурга проиграли бой у станции Каргалы и эшелоны красных войск двинулись в город. Все, что успел сделать атаман до их прихода – распустить добровольческие отряды, отправить по станицам казаков, участвовавших в обороне, – а сам, в сопровождении шести офицеров, ускакал в степь.

Новым центром обороны стал Верхнеуральск, столица второго округа Оренбургского казачьего войска. Из партизанских отрядов Дутов собирает здесь новую армию, в начале марта разворачивает контрнаступление – но большевики поднимают восстание в городе, и казаки снова вынуждены отходить – на станицу Краснинскую к северо-востоку от Верхнеуральска. Месяц держится Краснинская, дважды делаются попытки отбить у большевиков город – но каждый раз казаки отступают с потерями. Краснинская оказывается блокирована, тают силы, – и атаман решился на прорыв.

В состав сводного казачьего отряда, с которым Дутов выступил в Тургайский поход, входило несколько сот бойцов и обоз с беженцами. Преодолев более 100 к