«Привет всей Неплюевской…»: письма и служебные удостоверения оренбургского казака Ефима Григорьева (1917—1918 годы). Людмила Новожилова

/ Август 6, 2018/ Казачество и купечество до революции 1917 г./ 0 комментариев

Людмила Новожилова

«Привет всей Неплюевской…»: письма и служебные удостоверения оренбургского казака Ефима Григорьева (1917—1918 годы)

Статья «Привет всей Неплюевской…» опубликована в сборнике: Архив в социуме – социум в архиве: материалы региональной научно-практической конференции /сост., науч. ред. Н. А. Антипин. – Челябинск, 2018. С.332-335.

В данной публикации для сайта дополнены фотографии.

Письма и фотография Е.Н. Григорьева из архивно-следственного дела.

Рис. 1. Письма и фотография Е.Н. Григорьева из архивно-следственного дела.

В последние годы наблюдаю рост числа исследователей в читальном зале ОГАЧО. Радует, что многие потомки оренбургских казаков стремятся узнать о судьбах своих предков из документальных источников, обращаются к изданным именным и биографическим справочникам, активно делятся результатами своего поиска на интернет-ресурсах.

Наряду с положительными моментами, существуют объективные трудности. Историки отмечают общее проблемное состояние источниковой базы 1917—1920 гг., поиски сведений об участниках событий порой «отнимают массу времени и нередко заканчиваются безрезультатно»[1]. Считаю, что положительный опыт в данном направлении заинтересует читателей.

В настоящей статье будут представлены документы личного и служебного характера, принадлежащие Ефиму Николаевичу Григорьеву, обнаруженные в приложении к архивно-следственному делу о «Троицком восстании» из фонда Р-467 «Управление Министерства безопасности Российской Федерации по Челябинской области».

Об источниках поступления документов сообщается в протоколе обыска 4 августа 1920 г. Карандашные записи выполнены на обычном тетрадном листе: «У гражданина Григорьева Николая был изделан обыск. При обыске обнаружено мыло 12 фунтов, сукно серого цвета 4 аршин, одна тёплая рубаха и двое кальсон тоже тёплые (казённые), одна гимнастёрка защитного цвета, ситец 4 аршина. Получено из райпродкома масло около пуда, которое было положено по разным местам. Собрана разная переписка. Оружие не [оказалось], так что всё благовременно закопано»[2].

«Разная переписка» были изъята при обыске в доме отца Григорьева Ефима. Среди этих приобщённых к делу документов есть единственная фотография в формате Cabinet Portrait (11×17 см). На оборотной стороне – орнамент в стиле модерн, есть надпись мелким шрифтом об изготовителе бланков паспарту для художественной фотографии и место изготовления – Бендеры. В кадре – два молодых статных казака в военной форме, без оружия и боевых наград. На погонах одного из них просматривается номер полка: 10. Известно, что данный полк относился ко 2-й очереди, возраст казаков: 25-29 лет. У второго казака погоны на гимнастёрке отсутствуют, он выглядит моложе. Позирующая собака в центре студийной композиции – профессиональный приём мастера-фотографа. Карандашная надпись «Григорьев служит райпродком»[3], вероятно, сделана в ходе следствия в 1920 году.

Представленные в статье первоисточники можно поделить на две группы: личные письма печатные и рукописные (8 экз.); служебные – удостоверения (5 экз.), рапорт (1 экз.) и копия Приказа (1 экз.). Документальный ряд выстроен в хронологическом порядке; три письма цитируются полностью, остальные – фрагментарно.

Четыре из пяти служебных удостоверений имеют штамп 10-й кавалерийской дивизии в верхнем левом углу и оттиск казенной круглой печати ниже текста за подписью дивизионного интенданта, штаб-ротмистра Петрункевича. Первое удостоверение за № 1547 о прикомандировании к Управлению писаря 1-го Оренбургского казачьего полка Ефима Григорьева – от 19 июня 1917 года.

Согласно записке друга, Григорьев Ефим Николаевич первоначально служил во 2-й сотне 1-го Оренбургского казачьего полка. Это первоочередной полк, в котором служили казаки с 21 года в течение 4 лет. Известно, что «в мирное время 1-й Оренбургский казачий Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича полк шестисотенного состава, входящий во 2-ю бригаду 10-й кавалерийской дивизии 10-го армейского корпуса Киевского военного округа был расквартирован в Харькове, комплектовался казаками обоих полковых округов 2-го военного отдела»[4].

17 июля 1914 года полк (26 офицеров и 709 казаков) в составе 10-й кавалерийской дивизии генерал-лейтенанта Ф.А. Келлера из Харькова двинулся на фронт и доблестно проявил себя в ходе сражений. Летом 1917 года оренбургские казаки охраняли командование Юго-Западного фронта в Виннице.

Отличительной особенностью писем Е.Н. Григорьева 1917—1918 гг. является их исполнение на печатной машинке. Достоверность текстов сомнений не вызывает. Даты в письмах даны по старому стилю.

Первое письмо от 27 июля 1917 года посвящено семейным проблемам, дано в сокращении: «Здравствуйте, дорогое семейство. Я в настоящее время здесь, за что и приношу Богу благодарность. Затем прошу принять от меня почтение и семейный низкий поклон. Нахожусь при штабе полка писарем. Я писал Вам об этом, каким родом сюда попал. Посланные Вами гостинцы я сего числа получил, за которые приношу сердечную благодарность…»[5].

Второе удостоверение за № 1588 от 8 августа 1917 года подтверждает возвращение по выздоровлению в свою часть казака 1-го полка Ефима Григорьева.

Второе письмо от 11 августа 1917 года написано в Каменец-Подольске и содержит важные сведения во 2-й части письма: «Приехал в своё интендантство 10 августа, в тот же день увиделся с 1-м полком со всеми посёлочными. Они поехали в г. Бердичев в штаб армии в Канбой (конвой –Л.Н.) к Келлеру, так как он принимает армию и после этого приехал в Каменец-Подольский. Тут стоит наш 9-й Оренбургский полк и пришлось увидеться с посёлочниками. Со всеми ходили по городу с гармошкой. Конечно, все были рады, что так случайно пришлось повидаться. 9-го и 1-го полков пос