«Святая Матрёна Бородиновская». Александр Ярошецкий

/ Август 3, 2018/ г. Карталы и район, Разное/ 0 комментариев

Святая Матрёна Бородиновская

Александр Ярошецкий

Казачья девица Матрена Саталкина в поселке Новый мир. Фото предоставлено Зинаидой Дмитриевной Саталкиной.

Казачья девица Матрена Саталкина в поселке Новый мир. Фото предоставлено Зинаидой Дмитриевной Саталкиной.

Страшные годы Великой Отечественной войны стали временем суровых испытаний для людей, живших в СССР. Это было тяжкое время спасительных, очистительных страданий. Именно тогда на русской земле началось воскресение Православной Церкви, духовное возрождение народа, который стал возвращаться к Богу и вере Христовой. В это время, когда Господь особо посетил Русскую землю скорбями, ярким Божьим светильником просияла на Южном Урале подвижница и молитвенница, казачья девица Матрена (Саталкина). С начала 40-х годов и до конца Великой Отечественной войны на территории Челябинской области действовал только один православный храм – кафедральный Свято-Симеоновский в г. Челябинске, да и то захваченный обновленцами. Все остальные храмы были советской властью насильственно закрыты. В это время Бог явил людям Свой живой нерукотворенный храм, сосуд благодати Святого Духа – девицу Матрёну. К ней в тяжелые военные и послевоенные годы потянулись в поселок Новый мир из близлежащих селений люди со своими бедами, нуждами, вопросами и просьбами.

Матрёне тогда было уже за 50 лет. Она родилась в Бородинском казачьем поселке Верхнеуральского уезда Оренбургской губернии в благочестивой семье. Согласно метрической книги Бородинской Михайло-Архангельской церкви за 1889 г.,  родилась Матрёна 24 марта 1889 г. и на следующий день 25 марта (по стар. стилю) была крещена[1], т.е. на великий праздник Благовещения Пресвятой Богородицы. В этом виден особый знак Божий, особый покров Богородицы над Матрёной. Крещение состоялось накануне дня памяти святой мученицы Матроны Солунской (27 марта по стар. ст.), поэтому новорожденная девочка получила имя Матроны. С латинского языка это имя переводится как «знатная». Родители Матрёны — Бородинского поселка казак Пётр Евфимов Саталкин и законная жена его Мария Васильева.

По рассказу Августы Ермолаевны Замуйловой, 1931 года рождения, (двоюродной сестры девицы Матрены Саталкиной), проживающей в поселке Бородиновском Варненского района, Евфимий Федорович Саталкин, родной дед Матрёнушки, был зажиточным казаком. Он держал ветряную мельницу в Бородинском поселке и много скота. Материальное богатство он скопил благодаря своему уму, трудолюбию, усердию, предпринимательским  способностям. Но самое главные качества его души – это глубокая вера в Бога, любовь к Богу и людям, христианское благочестие, милосердие. Известно, что он тайно творил милостыню жителям Бородинского поселка. Часто на телеге развозил муку и оставлял у ворот домов бедных казачьих семей. И супруга его Матрёна Макаровна старалась подражать мужу в делах христианского милосердия. Во дворе их большого дома был колодец с очень хорошей питьевой водой. И соседи часто приходили к ним набирать воду. Матрёна Макаровна, улучив момент, подавала милостыню приходившим людям (хлеб, продукты).

Казачий род Саталкиных дал много храбрых защитников Отечества.  Один из Саталкиных, Макар Ефимович, родной дядя Матрёны, в годы Первой мировой войны воевавший в составе 1-го Оренбургского казачьего полка, был награжден Георгиевским крестом 4-й степени. Другой Саталкин – Герасим Степанович, в Первую мировую войну воевавший в составе 5-го Оренбургского казачьего полка, был награжден Георгиевскими медалями «За храбрость» 4-й, 3-й и 2-й степени [2].

Роковое событие в детстве Матрёны, когда она обезножила, случилось с ней в 12-летнем возрасте. После этого она стала инвалидом и до конца дней своих была прикована к постели. За обезноженной Матрёной сначала долгие годы ухаживала ее мать Мария Васильевна, потом Агафья (или Ганя) Саталкина (жена родного брата Прохора Саталкина) и затем ее младшая родная сестра Екатерина. Младшая сестра Матрёны – Екатерина Петровна Саталкина, родилась в Бородиновском поселке 22 ноября 1899 г. В замужестве Швырева. Муж погиб на Великой Отечественной войне. Детей у них не было. Вдова Екатерина больше замуж не выходила, была особенно близка к болящей Матрене и ухаживала за ней несколько десятков лет вплоть до кончины подвижницы. Они и похоронены вместе рядышком в Бородиновке.

Всех зажиточных и благочестивых представителей рода Саталкиных стали уничтожать в 30-е годы ХХ-го века. Почти все они были раскулачены и репрессированы.

Иван Саталкин до революции 1917 г. служил в Бородиновском поселке атаманом, в гражданскую войну был организатором белоказачьих отрядов, подчинявшихся атаману Дутову. Старший брат Матрёны – Даниил Петрович Саталкин, родившийся 13 декабря 1886 г., был раскулачен вместе с семьей (женой Евдокией Павловной, двумя сыновьями и двумя дочерями) в 1933 г., был судим в 1935 г., отсидел 1 год в Челябинской тюрьме, был арестован 24 ноября 1937 г. как якобы участник контрреволюционной организации и расстрелян в Челябинске 29 декабря 1937 г. Основная причина репрессий – это участие Даниила Саталкина в гражданскую войну в Дутовской дружине против красных.

Другой младший брат Матрёны — Прохор Петрович Саталкин, 1902 г.р. У него с женой Агафьей Семеновной родилось трое сыновей: Феодор, Димитрий и Серафим. Был белогвардейцем. «Вычищен» из колхоза в 1932 г. «как кулак». Арестован 23 ноября 1937 г. как участник контрреволюционной организации, осужден тройкой УНКВД Челябинской обл. 8 декабря 1937 г. сроком на 10 лет ИТЛ. Отбывал заключение в Архангельской области. Его старшая сестра Екатерина и родной сын Димитрий приезжали однажды к нему в место заключения. Нашли его в ужасном предсмертном состоянии и попрощались.  Вскоре Прохор там скончался. Насмотревшись ужасов, людского горя и страданий, Екатерина вернулась домой седой. А сын Димитрий Прохорович вернулся с больным сердцем. Родился он в 1928 г., а умер в 1958 г., прожив всего 30 лет.

Родной дядя Матрёны – Саталкин Дмитрий Ефимович, 1884 г. р.,  уроженец и житель  Бородиновского поселка, бывший урядник, белогвардеец, служивший у Дутова. Был раскулачен.  Осужден 8 декабря 1937 г. по 1-й категории, как руководитель контрреволюционной организации. Приговорен к Высшей мере наказания.

Другой родной дядя Матрёны – Саталкин Макар Ефимович, 1891 г. р., который был младше ее на два года, уроженец и житель  Бородиновского поселка, казак, Георгиевский кавалер, бывший белогвардеец, был раскулачен вместе с семьей (женой Евдокией Васильевной – 1890 г.р., дочерью Анной – 1911 г.р., сыном Петром – 1920 г.р., сыном Иваном – 1923 г.р., дочерью Валентиной – 1925 г.р., и дочерью Клавдией – 1927 г.р.) в 1930 г. Был судим на 1 год принудительных работ. Был арестован 17 августа 1937 г. и отправлен в г. Магнитогорск. Постановлением тройки УНКВД по Челябинской области от 10 ноября 1937 г. по ст. 58-10-11 УК РСФСР «как активный участник контрреволюционной организации» приговорен к Высшей мере наказания. 23 ноября 1937 г. был расстрелян.

Василий Иванович Саталкин, 1906 г.р. Сын бывшего атамана и кулака. Был раскулачен и «вычищен» из колхоза в 1932 г. Арестован в 1937 г. как участник контрреволюционной организации, осужден тройкой УНКВД Челябинской обл. сроком на 10 лет ИТЛ.

Все они были посмертно реабилитированы после смерти Сталина.

Раскулачивание и репрессии 30-х годов ХХ-го века страшным катком прошлись по казачьему роду Саталкиных. Скрываясь от репрессий, сестры Матрёна и Екатерина Саталкины, жена Прохора Агафья и ее дети Димитрий и Серафим уехали из Бородиновки ~ в 1937—1938 гг. По рассказу Серафима Прохоровича Саталкина, сначала они уехали на Московку. Поселок Московский – самый ближайший поселок к Бородиновке в западном направлении, в сторону Чесменского района и относится к этому району. Но жила Матрёна со своими ближайшими родными не в самом Московском поселке, а на заимке.  По рассказам родственников Матрёны, ее  называли Саталкинская заимка. Потом, Никанор Кадочников, друг Прохора Саталкина, позвал их жить в новообразованный поселок Новый мир. И они в конце 30-х — начале 40-х годов переехали в Новый мир.

Новый мир.

Неизвестно точно, с какого времени стали проявляться в Матрёне чудесные духовные дарования. Но почитать особо люди её стали, когда она уже подвизалась в посёлке с символичным названием «Новый мир». Люди шли кто с чем и с разной степенью веры, но после общения с подвижницей, понимали и чувствовали, что перед ними необычный, святой, Божий человек. Многие после этого обретали веру, обращались к Богу, укреплялись духовно, получали ответы, наставления, утешения, исцеления, реальную помощь. Многие люди после первого посещения, становились ее искренними почитателями как святого человека и затем приходили ещё. Приходя домой, они делились своими живыми впечатлениями с другими людьми. И так постепенно всё большее число людей стало узнавать о болящей девице Матрёне. Слава ее как Божьего человека росла всё больше. Обычно к Матрёне в поселок Новый мир люди приходили группами по несколько человек. От 2-3-х до 12 человек из какого-то конкретного селения. Сначала из ближайших сел, а потом из ближайших городов, таких как Карталы, Троицк, Магнитогорск. Их можно вполне назвать паломниками. Большая часть из них приходила пешком, преодолевая дальние расстояния, принимая на себя особый подвиг. Но были и те, кто приезжал на велосипеде, на машине. Обычно люди выходили рано утром, еще затемно, чтобы к вечеру добраться до Нового мира. Часто люди предпринимали такие паломничества накануне какого-нибудь большого церковного праздника. В домике у Матрёны обычно в такие дни совершались богослужения по церковным книгам без священника. Возможно, когда ее посещали священники, совершались и полноценные богослужения. Люди шли в любое время года, но чаще летом. Всех их радушно принимали в маленьком домике, кормили, потом Матрёна общалась поочередно с каждым паломником, и потом всех размещали ночевать на полу. Утром они, получив благословение и напутствие Матрёны, отправлялись в обратный путь. Посещали Матрёну не только простые верующие Чесменского, Варненского и Полтавского районов Челябинской области, но и священники из близлежащих городов Троицка, Карталы, Магнитогорска, а также другие высокие гости.

Далее приводится полностью очень важный документ (с сохранением орфографии оригинала), хранящийся в Областном Государственном Архиве Челябинской области в Челябинске. Это по сути своей донос Уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви по Челябинской области в Обком (Областной комитет) ВКП (б) и в Облисполком (Областной исполнительный комитет) на Матрену Саталкину в 1950 г.

СЕКРЕТАРЮ ОБКОМА ВКП(б) тов. АРИСТОВУ А.Б. ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ОБЛИСПОЛКОМА тов. БЕЗДОМОВУ Г.А. СРОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Ставлю Вас в известность, что находясь в командировке в Полтавском районе, я побывал в селе Велико-Петровском, т.к. имел сведение, что часть имущества ныне недействующей из-за отсутствия священника церкви в этом селе, перенесена на частную квартиру к гражданке Васильевой, где совершаются богослужения. В отношении выноса из церкви части имущества факта не подтвердилось, а нелегальный молитвенный дом на частной квартире у гражданки Васильевой действительно функционировал. С октября месяца 1949 г., т.е. с момента отсутствия в церкви священника, церковный совет перенес свою деятельность на частную квартиру. Местные органы власти предупредили на сей счет церковный совет и гражданку Васильеву о недопустимости совершения богослужений вне стен церкви или молитвенного дома, открытых решением Правительства и что за дальнейшую свою противозаконную деятельность они понесут ответственность.

"Святая Матрёна Бородиновская". Александр Ярошецкий.Срочная информация в ОБКОМ ВКП(б)_2.Срочная информация в ОБКОМ ВКП(б)_3.

Срочная информация в Обком ВКП(б) 1950 г.

В момент моего пребывания в В-Петровском с/с, на его территории было замечено двенадцать проходящих странников с катомками за плечами. Председатель с/с тов. Боровинская пригласила всех их к себе на беседу, но последние не приняли этого приглашения и поспешили покинуть В-Петровское. Сам по себе факт показался мне слишком подозрительным. Все 12 странников (11 женщин и 1 мужчина) были остановлены в окрестностях села, у ручья. Из беседы с ними выяснилось, что все они (список с их адресами и некоторыми другими сведениями прилагается) являются жителями города Карталы и что ходили они в совхоз «Новый мир», находящийся в пятидесяти километрах от Карталов, по соседству с Полтавским – в Чесменском районе, Челябинской области, — на поклон к «Святой Матрёне», которая 48 лет болеет, «не пьет и не ест, не умирает и вида своего не теряет». Некоторые из поименованных в списке странников уже несколько раз бывали у «Святой Матрёны», в том числе и бывшая монашка Колыбинцева Пераскева Тимофеевна. Все они выразили свою глубокую веру в божественную мудрость «Святой Матрёны».

По горячим следам мы с тов. Боровинской поехали в совхоз «Новый мир», где действительно нашли больную старушку, которая лежит у своих родственников. На 13-м году жизни ее разбило параличём. Левая половина головы, левая рука и бок восстановились, а нижние конечности так и остались парализованными. Фамилия больной Саталкина, имя и отчество – Матрёна Петровна, имеет 61 год отроду. В силу того, что больная не со всеми посетителями бывает разговорчивой, но мне не только нужно было посмотреть, но и поговорить с нею, по договоренности с секретарем парторганизации совхоза тов. Фетисовым и директором совхоза тов. Ивановым, вместе со мною больную посетил медицинский фельдшер и на месте мы установили: Комната больной очень  маленькая, с низким потолком и земляной крышей, имеет два окна. Содержится больная в исключительной  чистоте, организм больной страшно истощен. На ее исключительной белизны руках и лице ярко обозначаются кровеносные сосуды. Больная меня также приняла за врача и охотно рассказывала о своей болезни, поминутно осеняя себя крестом. Мы полюбопытствовали о том, имеются ли у больной пролежни.

Нет, пролежней у меня нет, — сказала больная.

— Что, залечились или их не было? – спросил я больную.

— Были, но потом так Бог дал и их не стало.

— Хотите, мы Вас будем лечить? Разрешите доктору прослушать вас…

— Нет, нет, лечиться я не буду, так Богу угодно. Вам Господь Бог дал мудрость врачей, а мне Господь послал болезнь. Так Богу угодно. – Старуха опять закрестилась.

Глядя на неё, я не мог усмотреть и в её поведении, и в абсолютной чистоте обстановки, и в белизне ее хорошо заправленной постели, и в ее голосе нарочито создаваемого и поддерживаемого с определенной целью.

Нельзя было не заметить, что больная начиталась священных книг и умеет применять в разговоре эти свои знания, однако она не хотела прямо ответить на вопрос о том, грамотна ли она. Над ее постелью висят на стене очки.

— У Вас старческая дальнозоркость. Вы хорошо видите вдали. Что Вы разсматриваете через Ваши очки?

Матрёна Петровна перекрестилась и сказала:

— Писать я не умею, а читать научилась. Я все читаю божественные книги.

— Кто Вас навещает?

— У Бога много людей, многих из них Он присылает ко мне.

Из разговора с больной мне стало совершенно ясно, что она использует свою богословскую начитанность в беседах с посетителями, которые не выводятся у ее постели. Как мне удалось установить, посещают больную не только верующие Чесменского, Варненского и Полтавского районов (южные районы Челябинской области), но у нее бывают и священники. При разговоре с заместителем церковного старосты Петропавловской церкви в В-Петровском я установил, что священник Кнутарев, ранее служивший в этой церкви, со своею семьей ездил к больной и когда после литургии его спросили о результатах поездки в совхоз «Новый мир», он сказал: «Человеку недостойно судить о ней. Кое-что я рассказал ей, но еще больше получил от нее».

Из беседы с рабочими совхоза «Новый мир», а также его директором и секретарем парторганизации, я установил, что круглый год у больной Саталкиной бывает много посетителей. Часто они идут к маленькому застойному водоему, молятся там, а затем уже идут к больной. Среди паломников бывают и священники из других мест (называют город Троицк, Магнитогорск и Карталы). На месте не придали этому делу должного внимания, в результате чего религиозная пропаганда больной старухи Саталкиной оказалась весьма действенной.

Тут же я выяснил, что и в совхозе «Новый мир» существует нелегальный молитвенный дом у шестидесятилетней гражданки Ворожевой. В этом году пасху святили на квартире у гражданки Бислевой, работающей на ферме совхоза.

Как быть с больной? Мне казалось бы, что не смотря на затянутость болезни и в целях разоблачения перед верующими святости больной, полезно было бы применить все достижения современной медицинской науки, чтобы поднять ее на ноги. Нет сомнения также и в том, что оставлять дальше больную в совхозе, не подвергая ее лечению, немыслимо и вредно. С другой стороны, больная настолько вошла в свою роль проповедницы, что, как мне показалось, она ни за что не согласится расстаться со своей постелью.

Уполномоченный Совета по делам Русской православной церкви при Совете Министров СССР по Челябинской области / Н. Якименков /[3].

Далее к доносу Н. Якименкова прилагался список паломников, ходивших к девице Матрёне 22 мая 1950 г.

Список верующих, приходящих на поклон к больной Саталкиной 1950 г.

 

Дата задержания и опроса паломников – 22 мая 1950 г. В этот день Святая Церковь ежегодно отмечает память великого святого Николая Чудотворца – перенесение его мощей в итальянский город Бари. Ходили люди к девице Матрёне в Новый мир чаще всего в большие церковные праздники или накануне. В ее маленьком домике совершались в эти праздники богослужения. Этим большим праздником, в честь особо чтимого русским народом святым Николаем Чудотворцем и объясняется такое большое количество людей-паломников из г. Карталы (12 чел.). Но это не было редким явлением. Тоже подтверждают и жители села Бородиновки. В частности, Нина Михайловна Заслонова, 1946 г. р., жительница Бородиновки,  которая говорит: «Жители Бородиновки ходили к Матронушке почти на каждый большой церковный праздник, табунами по 12 человек».

Как следует из вышеприведенного документа, паломники из г. Карталы «были остановлены в окрестности села, у ручья» Уполномоченным  Н. Якименковым. По всей видимости, это было сделано в принудительном порядке, с помощью милиции. Так как согласно отчету Н. Якименкова, от приглашения председателя Велико-Петровского сельсовета тов. Боровинской «на беседу» паломники  отказались и «поспешили покинуть В-Петровское». Видимо, люди были допрошены и принуждены сообщить о себе сведения. У первой в списке женщины фамилия правильно пишется Агаркова, а не Огаркова. Вторая по списку – это её мать. У самой последней в списке фамилия и имя правильно пишутся Колобынцева Параскева, а не Колыбинцева Пераскева. У неё в отличие от всех других 11 паломников особый статус – «бывшая монашка». Её особо выделяет и сам Уполномоченный Якименков в своем доносе: «Некоторые из поименованных в списке странников уже несколько раз бывали у «Святой Матрёны», в том числе и бывшая монашка Колыбинцева Пераскева Тимофеевна».

Колобынцева Параскева Тимофеевна записана в Послужном списке Верхнеуральского Покровского женского монастыря за 1903 год под 38-м номером. Поступила в монастырь 10 июля 1898 г., когда ей было около 23-х лет. В послужном списке есть ее краткая характеристика: «Проходила и проходит послушания на скотном дворе. Очень хороших качеств, к послушанию способная и усердная»[4]. Параскева Тимофеевна родилась в Полтавском поселке в казачьей семье примерно в 1875 г. Её два родных младших брата были героями Первой мировой войны. Известно, что ее младший брат Алексей Тимофеевич Колобынцев, родившийся 17 марта 1888 г. в Полтавском поселке, был полным Георгиевским кавалером, прапорщиком, погибшим в Гражданской войне в 1919 г.[5] Другой её младший брат Лонгин Тимофеевич Колобынцев, родившийся около 1882 г. в Полтавском поселке, старший урядник в составе 15-го Оренбургского казачьего полка, героически погиб 11 ноября 1914 г. во время успешной атаки у деревни Дзвоновице в Польше. Награжден двумя Георгиевскими крестами. Монахиня Параскева была насельницей Верхнеуральского Покровского монастыря двадцать с лишним лет, вплоть до его закрытия в 1920-х годах. После закрытия монастыря она вернулась в родной поселок Полтавский (впоследствии вошедший в г. Карталы).