«Есаул». Ю. М. Алентьев

/ Ноябрь 24, 2018/ Казачество и купечество до революции 1917 г./ 0 комментариев

Ю. М. Алентьев

Есаул

15 декабря 1885 года в Анненском в семье девятнадцатилетнего казака Якова Степановича Савинова родился первенец, которого назвали Павлом. Атаманы — Оренбургского казачьего войска генерал-майор В. И. Ершов, второго (Верхнеуральского) военного отдела полковник В. А. Толмачёв, Великопетровской станицы сотник В. П. Водопьянов и Анненского посёлка урядник Н. М. Терентьев — стремились к распространению образования среди казаков. Уровень грамотности среди мальчиков школьного возраста в середине 1890-х годов приближался к 90%. И Паша научился писать, не очень красиво, но разборчиво и грамотно, читать, считать.

Семья Савиновых жила очень бедно и Павлу пришлось рано наняться в работники к зажиточному казаку. Бывало, правда, редко, что батраку лет за пять удавалось обзавестись хозяйством, когда за год работы он получал жеребёнка, на следующий — плуг, на третий — телёнка. Но обычно богатые станичники расплачивались продуктами хозяйства, реже деньгами — до 25 копеек подённо за работу в течение всего светового дня. В 1901—1905 годах цены на пшеницу в Анненске колебались от 50 до 90 копеек за пуд в зависимости от урожайности. Заработанное Павел отдавал родителям, в семье подрастали младшие дети.

В 18 лет казачьих сыновей (малолеток) зачисляли в пригото­вительный разряд. Три года они готовились к военной службе. Требовалось, по самым скромным подсчётам, 250 рублей на приобретение строевого коня, снаряжения, обмундирования за свой счёт. Савиновы понимали, что им Павла к службе не собрать, даже если ходатайствовать, как малоимущим, о выделении ста рублей на покупку коня. Деньги редко были в станичном капитале, да и в начале нужно было приобрести десятки вещей, согласно Арматурному списку, необходимых для службы казака. В 1907 году одногодки Павла Савинова ушли в полки без него.

Но желание вырваться из полунищенского состояния, хотя бы на четыре года службы, не оставляло молодого казака. Поэтому он принял предложение местного богача — отслужить за его сына. Вообще-то служба по найму официально была прекращена в конце XIX века, но в реальной жизни единичные случаи от­мечались вплоть до начала Первой мировой войны. Приобретя всё необходимое, Павел в 1908 году с командой казаков первой очереди отбыл на действительную службу в 1-й Оренбургский казачий полк, расквартированный в г. Харькове. Полк, состоящий из шести сотен, входил в состав 10-й кавалерийской дивизии, включавшей также гусарский, драгунский и уланский полки.

В августе 1908 года приказом командира полка А. М. Нико­лаева Савинов на 9 месяцев направлен в учебную команду. Здесь он получает весть из родного посёлка о смерти своего 80-летнего деда Степана Ивановича Савинова. А служба идёт своим чередом. Казак получает чин приказного. Приближается время выхода на льготу, но Павел решает остаться в полку. Учитывая его способности и старательность, полковник А. Н. Михайлов подписывает приказ о направлении Савинова в школу подпра­порщиков, находившуюся в г. Чугуеве на базе 10-го гусарского полка. В течение года, с августа 1912 по август 1913, Павел при­обретает знания, необходимые младшему офицеру в военное время в случае потерь среди регулярного командного состава. Окончив школу, Савинов женится на 22-летней крестьянке из Харьковской губернии Полине Михайловне. В 1914 году в молодой семье рождается дочь Надежда.

Летом 1914 года Павел с однополчанами участвовал в учениях под Ахтыркой в лагере 10-го уланского полка. Неожиданно 14 июля командир полка Л. П. Тимашев получил приказ о не­медленном выступлении всего личного состава к месту постоян­ной дислокации и через день казаки прибыли в Харьков. В ночь на 18 июля полк (26 офицеров и 709 нижних чинов) со всем сна­ряжением пятью эшелонами направился к русско-австрийской границе. Спустя шесть дней 10-я кавалерийская дивизия Ф. А. Келлера сосредоточилась в местечке Белгородок. Перед ней командующий 3-й армией Н. В. Рузский поставил задачи: прикрывать развёртывание пехотных дивизий и передать им до подхода второочередных конных частей три эскадрона и казачью сотню, вести активную разведку, при встрече с противником вступать в бой.

Первое боестолкновение произошло 27 июля. Австрийцы, союзники Германии, отступили и на следующий день казаки вступили на территорию Австро-Венгрии. 3 августа в бою у не­большой деревни вблизи г. Збараж полк понёс первые потери. Был убит одностаничник Савинова казак Кузьма Тимеев (к Вели­копетровской станице относились посёлки Великопетровский, Анненский, Полтавский, Новониколаевский, Варненский, Па­рижский, Солотовский, Толстинский). Получил ранение Василий Чернес, младший урядник Могутовской станицы, объединявшей Неплюевский, Варшавский, Елизаветопольский, Новокатенинский, Могутовский, Княженский и Георгиевский посёлки.

На всю жизнь Савинов запомнил события субботы 8 августа 1914 года. В этот день он участвовал в крупнейшем кавалерийском сражении Первой мировой войны. Утром 10-я дивизия походной колонной вышла для соединения с 9-й кавдивизией, так как накануне Келлер получил донесение о движении в направлении соседа большой конной части противника. Полки прошли почти 20 километров и приближались к деревне Ярославице, на­ходившейся рядом с г. Зборов, когда передовой разъезд доложил генералу, ехавшему в голове колонны, о неприятеле впереди.

Поднявшись на холм, Келлер увидел в полукилометре на гребне противоположной гряды линию всадников в синих и красных мундирах, а левее, в направлении деревни Волчковцы — позиции пехоты. Оценив силы сторон как равные, начдив при­казал казакам атаковать пехотинцев, а остальным полкам с ходу разворачиваться в цепь и наступать на кавалерию противника. Штаб не знал, что за грядой скрыты ещё две вражеские конные линии и численность 4-й австрийской кавалерийской дивизии генерала Зарембы вдвое превосходит русскую.

Три сотни оренбуржцев обрушились лавой на пехоту про­тивника, уничтожили 50 человек, остальных обратили в бегство и в ходе преследования пленили около 400 австрийцев. Затем одна сотня захватила переправу через р. Стрыпу.

Основные силы русских пересекли лощину и начали подъем на возвышенность. Сверху на них устремились 8 вражеских эскадронов. При первом столкновении русские использовали пики. Это оружие, длиной почти 3,5 м, неудобное при движении на марше, было грозным в бою. Цепь австрийцев поредела и Заремба бросил в атаку шесть эскадронов второй линии, затем ещё четыре. Замелькали русские шашки, австрийские палаши. Началась жестокая сеча почти трёх тысяч всадников. Драгуны и уланы под мощным натиском врага начали медленно отступать и в разрыв между ними устремился австрийский эскадрон. Келлер отправил против него свой конвой — взвод оренбургских казаков и штаб, которые фланговым ударом смяли прорвавшегося противника. Удар подошедшего гусарского полка и казачьей сотни обратили остатки австрийской дивизии в бегство. Их пре­следовали, рубили, брали в плен, пока были силы у уставших коней русских воинов.

Австрийцы потеряли 969 человек убитыми и ранеными, 650 — пленными. Русские захватили трофеи: 8 пушек с зарядными ящиками, пулемёты, 300 лошадей, документы штаба дивизии.

Потери русских составили 150 убитых и раненых. В 1-м Орен­бургском казачьем полку были убиты два подъесаула и девять казаков. Среди погибших трое: Александр Лошкарёв, Григорий Любимов и Фёдор Пудовкин — из Полоцкой станицы, к которой относился и посёлок Еленинский. Получили ранения один офицер и 34 нижних чина. Ранены казаки Великопетровской станицы: Порфирий Владельщиков, Тимофей Лаптев, Алексей Тепляков; Могутовской — Фёдор Андреев, Александр Белов, Се­мён Богдановский, Василий Мамотин, старший урядник Гри­горий Миронов, Василий Санников, Тихон Телепин, Иван Ти- ханов; Полоцкой — Прокопий Дегтярёв, Василий Иванченков, ст. урядники Андрей Савельев и Николай Суворов. Оказывать помощь раненым пришлось в полумраке наступившего полного солнечного затмения.

Построившиеся полки Келлер поздравлял с победой, когда подошёл авангард 9-й кавдивизии. За храбрость, проявленную в бою, Савинов был награждён Георгиевским крестом 4-й степени.

Через неделю наш земляк отличился при прорыве вражеской обороны на р. Гнилая Липа и получил Георгиевский крест 3-й степени. 8 ноября 1914 года в Карпатских горах Павел был контужен. В этом же году, за отличие в бою против неприятеля, награждается Георгиевским крестом 2-й степени. И быть бы вах­мистру Савинову полным Георгиевским кавалером, но 3 февраля 1915 года ему присваивают звание прапорщика. А у офицеров награды иные.

В 1915 году обер-офицеру вручают орден Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». Эта награда, маленькая по размеру и с преобладанием тёмно-красного цвета, на армейском жаргоне «клюква», крепилась к эфесу шашки, на котором делалась гравировка «За храбрость». Полученную для темляка красную орденскую ленту Савинов прикреплял к оружию, ввиду её непрочности, лишь в редких торжественных случаях. Вскоре, Ваше благородие, по-прежнему смелый и удачливый в боях про­тив австрийцев, получает орден Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом.

Есаул Павел Яковлевич Савинов Полтавского полка белых.

Есаул Павел Яковлевич Савинов.

Очередной чин — хорунжий — Павел Яковлевич получает в мае 1916. В этот год боевые заслуги казачьего офицера отмечены орденами Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом, Св. Станислава 2-й ст. с мечами, Св. Анны 2-й ст. с мечами.

В феврале 1917 года подразделение отводится в тыл на отдых, и Павел получает возможность некоторое время побыть с семьёй. Летом полк осуществлял охрану командования Юго-Западного фронта. В конце июня Савинов получает приказ о присвоении звания сотник, а через полтора месяца он представлен к произ­водству в подъесаулы и назначен командиром 3-й сотни. В декабре оренбургские казачьи части получают приказ Войскового атамана А. И. Дутова о возвращении на Южный Урал.

Поселившись в Полтавке, Павел начинает обзаводиться хо­зяйством и, как говорил сам, заниматься хлеборобством. Он не интересовался политикой и, в условиях разгоравшейся граж­данской войны, придерживался, подобно большинству казаков, нейтралитета. Но 8 июля 1918 года Савинов был мобилизован в формируемый с конца июня Полтавский полк белых и назначен командиром 1-й сотни. В составе полка, переименованного 31 августа в 10-й Оренбургский казачий, есаул Савинов участвует в боях против красных под Верхнеуральском, Белорецком, Орском, Оренбургом.

Осенью 1919 года после поражений остатки белой армии Ду­това уходят на восток к Акмолинску. В ноябре-декабре Павел вместе с белоказаками и беженцами совершает Голодный поход в Семиречье (район Алма-Аты). Из двадцати тысяч человек половина погибла от болезней, холода, голода: выдавали через день по полфунта (205 гр.) чёрного хлеба.

27 марта 1920 года оренбуржцы перешли китайскую границу и, сдав почти всё оружие, расположились лагерем в шалашах и вырытых землянках у реки Эмиль в 40 км от г. Чугучак. Красно­армейские части, получив разрешение китайских властей, в мае 1921 г. двинулись для разгрома белоказаков, помышлявших о продолжении борьбы против Советской власти. Ввиду угрозы окружения красными, отряд А. С. Бакича и Савинов в его составе, пошёл на восток. Путь группировки, редеющей из-за ухода в Рос­сию части казаков, по безводной джунгарской степи был отмечен телами погибших от голода, жажды, боёв. Почти безоружные белоказаки разгромили китайский гарнизон Шара-Сумэ, потеряв более тысячи человек, и разграбили город. В Монголии отряд двинулся к г. Уланком, но в конце октября 1921 года был окружён красноармейскими и монгольскими частями и сдался в плен.

Савинова почти с тысячей других пленных отконвоировали в пограничный город Кошагач, а далее по Чуйскому тракту длительная дорога под стражей до Новониколаевска (ныне Новосибирск). В пути Павла мучили боли в лёгких, ревматизм. С 1 мая по 4 ноября 1922 года, пока Особый отдел ГПУ проводил проверку службы Савинова в белой армии, бывший есаул содержался в концентрационном лагере.

После освобождения Савинов вернулся в Полтавку, где про­живала мать — Евгения Михайловна, младшие братья — Василий и Иван, сестра Пелагея. Вскоре из Харькова приехала жена с детьми (в конце 1917 года родился Александр). Семья постепенно увеличивалась — появились на свет Сергей, Евгений, Валентина. Павел Яковлевич занимался сельским хозяйством, затем работал в промартели.

В 1930 году Савинов три месяца находился под стражей в Полтавке и Троицке. В следующем году подвергнут аресту на 7 суток, а в 1933 — на 17.

В начале марта 1938 года в дом по улице Набережной явился сержант госбезопасности Малышев и арестовал П. Я. Савинова. При обыске было изъято охотничье ружьё с боеприпасами и бинокль. Арестованного препроводили в Челябинскую тюрьму. Обвинение по следственному делу № 15351 предъявлено по четырём пунктам 58-й статьи УК РСФСР: шпионаж в пользу Японии, руководство контрреволюционной группой из девяти полтавчан, диверсионная деятельность на железной дороге и в колхозе, вражеская агитация. 22 апреля Савинов приговорён к высшей мере наказания и 16 мая в 17 часов расстрелян.

Реабилитирован определением № 345 Военного трибунала Уральского военного округа 8 апреля 1960 года за отсутствием состава преступления.

Вдова Савинова переехала в шахтёрский город под Челябин­ском. Сын, Александр Павлович, участник Великой Отечествен­ной войны. На фронте стал коммунистом, был четырежды ранен. За отличие в боях под Смоленском и Витебском, при освобож­дении Минска, в Восточной Пруссии, танкист гвардии старши­на А. П. Савинов награждён орденами Красной Звезды, Славы 3-й степени, медалью «За отвагу».

28 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Комментарии

avatar
  Подписаться  
Уведомление о