Метрические книги свидетельствуют… / к истории Велико-Петровской станицы (1919 г.) Г. Дружинина, Л. Новожилова

/ Ноябрь 23, 2018/ г. Карталы и район, Казачество и купечество до революции 1917 г./ 0 комментариев

Галина Дружинина, Людмила Новожилова

Метрические книги свидетельствуют… / к истории Велико-Петровской станицы (1919 г.)

  В статье представлен ряд архивных источников из фондов Объединённого государственного архива Челябинской области (далее: ОГАЧО), относящихся к периоду Гражданской войны на территории Велико-Петровской станицы 2-го военного отдела ОКВ. Авторы попытались прояснить некоторые малоизученные факты с привлечением неопубликованных ранее документов.

  Основой исследования стали данные метрических книг 1919 г. из фонда И-226 «Коллекция документов учреждений религиозных культов». Метрические книги, как официальные акты гражданского состояния православного населения Российской империи, отличались высокой степенью достоверности. Аккуратное и правильное ведение записей входило в обязанности священников. Информация об участниках церковных таинств содержит важные сведения: дату и место рождения (крещения), принадлежность к православному вероисповеданию, возраст, родственные связи, сословная принадлежность и место проживания восприемников (крёстных) и поручителей (свидетелей). Если женихом или отцом являлся офицер, то нередко указывался его чин и воинская часть.

  В метрической книге Космо-Дамиановской церкви посёлка Анненского (до 1917 г. – посёлок в составе Велико-Петровской станицы) Верхнеуральского уезда за 1918—1924 гг. были обнаружены листы с преобладанием фамилий казаков Полтавской станицы ( до 1917 г. – посёлок в составе Велико-Петровской станицы), заполненные священником Пётром Громогласовым, что позволило установить принадлежность метрической книги без титула к Казанско-Богородицкой церкви[1] Полтавской станицы ( ныне город Карталы). Церковь была освящена 18 ноября 1861 г. в честь Казанской иконы Божией Матери. В 1900—1901 гг. на месте сгоревшего летом 1891 г. деревянного храма начали строить новый каменный большой храм. Торжественное освящение состоялось 17 июля 1911 г. С 1912 г. настоятелем храма был священник Пётр Громогласов. Известна трагическая судьба его брата: протоиерей Михаил Дмитриевич Громогласов был арестован в Верхнеуральске и расстрелян в 1918 г.

  Церковные таинства для большинства прихожан были по-прежнему значимы, но число венчаний в годы Гражданской войны сократилось: если в в 1918 г. в Казанско-Богородицкой церкви обвенчались 82 пары, то в 1919 г. – всего 38. В январе 1919 г. было обвенчано 17 пар, в феврале – 6, в апреле – 4, в мае – 3, в сентябре – 1, в ноябре – 6 (за июнь, август и октябрь записей в книге нет). Большое количество венчанийв январе обусловлено завершением сорокадневного Рождественского (Филиппова) Поста (с 28 ноября по 6 января), отсутствие записей в августе связано с боевыми действиями в районе.

  Наряду с местным населением, в церковных таинствах участвовали и иногородние. Так, в записи № 17 от 30 января 1919 г. сообщалось: «Жених: гражданин города Оренбурга поручик Александр Николаев Богачев, православный, 1 браком, 23 лет. Невеста: дочь действительного статского советника девица Ксения Василиева Фикссен, православная, 1 браком, 22 лет. Поручители: подпоручик Георгий Николаев Богачев и Полтавского посёлка казак Иван Зимин. По невесте: прапорщик Илья Сергеев Фикссен и подпоручик Сергей Александров Булыгин»[2].

  Отец невесты, статский советник Фикссен Василий Николаевич, 1863 г.р., был «непременным членом Оренбургского губернского присутствия на 1912 г.»[3]. Братья, офицеры Богачёвы, были тоже из Оренбурга.

  В следующей записи (№ 18) от 3 февраля 1919 г. читаем: «Жених: адъютант 5-го оренбургского казачьего Атамана Могутова полка Алексей Филиппов Усцелемов, православный, 1 браком, [20] лет. Невеста: дочь священника Полтавского прихода Елена Петрова Громогласова, 19 лет. Поручители: по жениху – есаул 5-го Оренб[ургского]. казачьего полка Иван Григорьев Корольков и хорунжий того же полка Алексей Николаев Сидякин. По невесте: мировой судья Сергей Михайлов. Громогласов и сын священника Полтавского пос. Валентин Петров Громогласов» [4].

  Фамилия Усцелемовых встречается среди казаков – Георгиевских кавалеров Уйской станицы[5]. Адъютант 5-го оренбургского полка Усцелемов А.Ф. был записан в роли поручителя в октябре и ноябре 1918 г. Возможно, тогда и состоялось его знакомство с дочерью местного священника. Его поручителями стали уважаемые им однополчане. Казачий офицер Корольков Иван Григорьевич, 1886 г.р., уроженец Кизильской станицы, в 1906 г. окончил Оренбургское казачье юнкерское училище, геройски проявил себя в сражениях Первой мировой войны, был награждён боевыми орденами[6].

  Заметим, что 5-й казачий полк входил в состав 2-й Оренбургской казачьей бригады, в декабре 1918 г. он был направлен в район станции Карталы, где находился штаб бригады[7]. Следовательно, метрическая запись с упоминанием офицеров подтверждает место дислокации воинской части в данный период.

Запись о венчании подпоручика Сурбы И.Н. 1919 г.

Запись о венчании подпоручика Сурбы И.Н. 1919 г.

  В записи № 20 от 8 февраля 1919 г. упоминаются армейские офицеры. «Жених: подпоручик 11-го Бузулукского пехотного полка Игнатий Никитич Сурба, православный. 1 браком, 26 лет. Невеста: дочь гражданина города Бузулука девица Клавдия Павлова Татаринцева, православная, 18 лет. Поручители: по жениху: подпоручик Николай Данилов Самойлов и прапорщик Пётр Васильевич Васякин. По невесте: подпоручик Фёдор Константин Шкорбатов и прапорщик Илья Петров [Тебейкин]»[8].

  С 11 октября 1918 года начальником Бузулукского гарнизона являлся Андрей Степанович Бакич, 20 октября 1918 года он стал командующим Бузулукской группой Юго-западной армии[9]. Упоминаемый в метрической записи Игнатий Никитович Сурба служил у него младшим офицером[10]. Федор Шкорбатов – выпускник московского Александровского военного училища 1916 г.: «из юнкеров прапорщиком с зачислением по армейской пехоте»[11].

  В феврале 1919 г. верхнеуральская газета «Уральский маяк» 2-го отдела ОКВ сообщала: «...наша армия на оренбургском фронте, желая сохранить живую силу, вынуждена была отступить под давлением красноармейских полчищ»[12]. Местом пребывания правительства и войскового атамана стал Троицк: именно здесь 9 февраля 1919 г. начал работу 3-й Войсковой круг, а 15 февраля 1919 г. торжественно встречали адмирала Колчака – Верховного правителя России. Весна 1919 г. ознаменовалась новым наступлением на Оренбург и мощным наступлением армий Колчака в направлении к Волге, что привело к увеличению боевых потерь. В метрических записях встречаются упоминания военных врачей и госпиталей.

Запись о крещении Аси Банниковой. 1919 г.

Запись о крещении Аси Банниковой. 1919 г.

  Запись № 36 от 5 апреля 1919 г. о крещении Аси содержит сведения: «Отец – прапорщик Аркадий Владимиров Банников и законная жена Ольга Александрова, оба православные. Восприемники – старший врач 2-го этапного батальона Григорий Николаев Румянцев и жена гражданина Ольга Петрова [Тагушева]»[13]. Аркадий Владимирович Банников, 1893 г.р., в 1917 г. закончил Оренбургскую школу прапорщиков[14].

  Запись № 25 от 14 апреля 1919 г. о венчании: «Жених: ст. унтер-офицер Полевого подвижного госпиталя Владимир Михайлов Маслов, православный, 1 браком, 21 г. Невеста: сестра милосердия 1-го Полевого подвижного госпиталя Пелагея Панкратова Мамакова, православная. Поручители: по жениху: казак Семён Тишин и фельдшер Александр Ползков. По невесте: чиновник военного времени Степан Мельников и заведующий 1-м Полевым госпиталем Александр Баранов»[15].

Запись о военном лётчике Иване Арсеньеве. 1919 г.

Запись о военном лётчике Иване Арсеньеве. 1919 г.

  Запись № 26 от 17 апреля 1919 г.: «Жених: военный летчик Иван Арсеньевич Арсеньев, православный, 1 браком, 25 лет. Невеста: крестьянская дочь Фекла Иванова Гринька, православная, 17 лет. Поручители: по жениху – мещане г. Верхнеуральска А. Светаков и Александр Николаев. По невесте: мещанин гор. [Липецка] Тамбовской губ Иван Тофгиров и оренбургский мещанин Редской»[16]. Во время эвакуации из Оренбурга в январе-марте 1919 года некоторые самолёты оказались на станции Карталы. «16 апреля 3-й авиаотряд (он же 5-й корпусной), приведя в порядок свою материальную часть, убыл на фронт через Екатеринбург и Пермь»[17].

  Запись № 65 за 16 июля 1919 г. о крещении Павла содержит сведения о родителях: «Подъесаул Оренбургского казачьего войска Павел Михайлов Белоглазов и законная жена его Лидия Василиева, оба православные». Восприемники: «коллежский ассесор Николай Дмитриев Юркевич и дочь генерал-майора девица Клавдия Василиева Половникова»[18]. Павел Белоглазов в 1917 г. служил в 9-м Оренбургском казачьем полку, в мае 1919 г. – в штабе Оренбургского военного округа[19]. Василий Николаевич Половников (04.03.1866 – ?), генерал-майор (с июня 1918 г.), участник Тургайского похода, заместитель председателя Войскового правительства ОКВ и помощник войскового атамана ОКВ, начальник военного отдела Войскового правительства ОКВ (1917—1920 гг), на 31 марта 1919 г. – главный начальник Оренбургского военного округа на театре военных действий, на 24 мая 1919 г. начальник штаба Оренбургского военного округа. Его дети (на апрель 1919 г.): Лидия 22 лет, Клавдия 17 лет[20]. Согласно метрической записи, в июле 1919 года Клавдия, дочь начальника штаба Половникова, была жива-здорова.

Лист метрической книги Петропавловской церкви. 1919 г.

Лист метрической книги Петропавловской церкви. 1919 г.

  Важная историческая информация содержится в последней метрической книге Петропавловской церкви Велико-Петровской станицы за 1919 г.[21], которую вёл священник Михаил Андреевич Скопин, используя для этого Журнал богослужений. Документ появился вопреки принятым советским законам. Так, п.8 Декрета СНК РСФСР от 23 января 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» гласил: «Акты гражданского состояния ведутся исключительно гражданской властью отделами записи браков и рождений». В 1919 г. новые метрические книги из епархии уже не поступали. Священник Скопин сам расчертил и заполнил нужные графы и колонки, так как журнал богослужений не был предназначен для метрических записей. Двуглавые орлы царской России на листах аккуратно срезаны, сами записи заметно отличаются от прежних, дореволюционных: среди них встречаются сделанные цветными чернилами и карандашами. С 5 января по 15 декабря 1919 г. детей великопетровских казаков по-прежнему крестили в Петропавловской церкви. Ещё 11 ноября 1917 г. Декретом СНК были отменены сословия и гражданские чины, введён новый статус «гражданин», однако батюшка по-прежнему писал именно «казак».

  В записи от 20 февраля 1919 г. упоминаются казачьи чины Белой армии. На крестинах сына присутствовали «подъесаул Оренбургского войска Алексей Петров Чулошников и его жена Александра Николаева». Среди восприемников – «есаул Оренбургского войска Александр Степанов Ферулёв и жена подъесаула Анна Прокопьева Хохлачёва»[22].

  Подъесаул А.П. Чулошников, уроженец станицы Пречистенской 1-го военного отдела ОКВ, был награжден орденами за храбрость, проявленную в годы Первой мировой войны[23]. Его земляк А.С. Ферулёв, 1884 г.р., также имел боевые офицерские награды, с 16 января 1919 г. являлся помощником командира 27-го Оренбургского казачьего полка[24].

  В «журнальной» метрической книге 1919 г. оформлен раздел «О брачующихся», который содержит всего семь записей о венчании от 11, 18, 21 января, 3 февраля, 17 июля, 15 сентября, 11 ноября. Примечательны даты в записях об умерших в августе 1919 г.: 1, 4, 6, 8, 15 августа. Причины смерти: «от тифа», «от младенческой». Следующая запись появится лишь 9 сентября 1919 г., то есть через три недели. Причину этого можно установить из показаний священника М.А. Скопина, арестованного в 1920 г.: «Перед отступлением белых, я был под Великопетровским посёлком, по совету вышедших ко мне офицеров, выехал из посёлка, так как у меня двое малолетних детей, которые очень боялись стрельбы, потому что во время боя, как сказали офицеры, легко могло случиться, меня могли убить, тем более, что большинство прихожан выехали из посёлка. Я ехал впереди отступающих белых и [в] Тургайской области, в 230 верстах от Великопетровской станицы, я остановился в посёлке Жасай, куда не заезжали ни белые, ни красные войска, за исключением небольших обозов белых. Там я прожил три недели, пока не прислали за мной уполномоченного от прихода Семёна Кадошникова прихожане. С ним я возвратился обратно. К месту своей службы…»[25].

Страница из сберкнижки Н.М. Чернавского. 1918 – 1919 гг.

Страница из сберкнижки Н.М. Чернавского. 1918 – 1919 гг.

  В Велико-Петровской станице с 1 октября 1918 г. по 8 апреля 1920 г. работал в качестве директора войсковой гимназии и инспектора высшего начального училища известный историк — Николай Михайлович Чернавский (1872—1940), автор исследования «Оренбургская епархия в прошлом ее и настоящем». В архивном деле наряду с автобиографией сохранился редкий документ той эпохи — книжка № 833, открытая в почтово-телеграфной государственной сберегательной кассе № 11 в ст. Велико-Петровской Верхнеуральского уезда Оренбургской губернии. В ней есть особое распоряжение: «По смерти выдать весь вклад священнику Михаилу Скопину».

  Спустя двадцать лет историк, составляя автобиографию, был краток: «В авг. 1919 г. вся данная территория, после успешных боёв, окончательно перешла под суверенитет Советской власти»[26]. Обстановка 1938 г. не располагала к излишним подробностям, да и автор, как и многие, мог отсутствовать в Великопетровке на момент решающих боёв, временно покинув посёлок вместе с отступавшей армией белых. «Наступление Красной армии и вызванная этим эвакуация чуть было не увлекла его за собой. Однако отъехав на 120 верст и тщательно всё взвесив, Чернавский вернулся в Великопетровскую станицу, где с 1 сентября 1919 года стал заведующим школы второй ступени»[27].

Фрагмент автобиографии Н.М. Чернавского. 1938 г.

Фрагмент автобиографии Н.М. Чернавского. 1938 г.

  В ОГАЧО в фонде П-596 «Комиссия по истории партии при Челябинском обкоме ВКП(б); г. Челябинск Челябинской области (1920—1939)» встретился машинописный документ, ранее входивший в фонд «Ист. парт. г. Троицка». Автор текста не указан. В нём упоминается посёлок Великопетровский.

Всё бегут и бегут

  Вторая половина августа 1919 г...

  Белогвардейцы в составе партизанского отряда полковника Степанова и частей Сызранских эсеровских полков тянутся по южной части Троицкого уезда по направлению на Орск и к пескам Тургайской области, не отступают, а бегут. Только в некоторых местах, где население настроено чёрными воронами-попами и другими нашёптывателями, страшась «извергов красных», собираются в бега с белыми, только там они на несколько дней останавливаются для грабежа «сочувствующих куммуние» и для организации дружинников из старых казаков.

  К пятнадцатому августа вся южная часть Троицкого уезда уже освобождена от банд. Тут уже белые идут не шагом, а гонят и гонят во всю, давя друг друга, не видя дорог, ломая обозные телеги по канавам и трущобам степей, часть попадая в старые шахты приисков.

  Вспоминаются характерные эпизоды из этой героической борьбы классов. Отмечается отношение бывших угнетателей к угнетённым. Вот степановцы сжигают вагоны на Орской ж.д., уничтожая, в одно и то же время отступая, массу патрон, снарядов, продовольствия и проч. На расстоянии 100-200 вёрст железная дорога завалена горелыми вагонами, погнутыми рельсами и проч.

  А вот полк... Состоит он из уральских горнорабочих, самарских и уфимских стрелков крестьян. В это время он стоял в бору вблизи посёлка Великопетровского Верхнеуральского уезда.

  Загорелые, усталые, измученные тяжёлой борьбой эти красные богатыри не смогли выдержать напора зверей и сдались, надеясь на милость победителей. Но с этой «серой скотинки» степановцы сняли всё, начиная с фуражки и кончая сапогами – даже лаптей на ноги не дали. В одном нижнем белье они шли гонимые плетями казаков, на работу в Орский уезд.

  Зной, жара... Ноги трескаются, больно ударяются о камни-степняки. Язык от жажды не ворочается, из губ течёт кровь и невольно припоминаешь:

  Идите усталые, цепи гремят,

  закованы руки и ноги...

  Но не закованы физически руки и свободно движутся ноги по раскалённому песку. Оскорблено человеческое достоинство. Жалко было оставлять товарищей, павших в лесах от рук палачей, атаманов станичников, дутовцев.

  Десятками запарывали нагайками, десятками расстреливали красноармейцев злые прихлебатели генералов тогда, когда уже слышны были боевые лозунги 2-й сотни полка Степана Разина. С шиком пронеслись разинцы по казачьим посёлкам южной части уезда. Но этот шик принёс не смерть, а мир жителям.

  Напуганные росказнями о красных, жители, попрятавшиеся в подвалах при вступлении боевой 2-й сотни, ожили, видя, что в рядах коммунистов есть свои братья и сыновья, ушедшие защищать Советскую власть в 1917—1918 гг. и пришедшие так неожиданно в погоне за белым зверем. Посёлочники видят, что происходит дальше. Забирается красными войсками посёлок, белые в панике бегут, забираются пленные 50, 100, 200 человек и, не в пример белым, которые запарывали красных, эти наоборот кричат во всеуслышание: «Товарищи, вы нам не враги, идите по домам, мы надеемся на вас, что больше не поднимете оружие на брата пролетария». И идут, идут обратно пленённые на час, радостные, что их не окорнали, как они ощипывали красных в дни побед, идут «беленькие домой для того, чтобы через год превратиться в «зелёненьких» дезертиров красной армии»[28].

  Текст – публицистический, обращённый к чувствам читателей. Был ли сам автор участником описываемого события или записал чьи-то воспоминания? Служил ли он в полку Степана Разина? Почему не указана точная дата, не назван № полка, попавшего в плен? Данный факт известен краеведам, описывающим наступление красных частей от Троицка в направлении Карталов и Бредов. 22 августа 1919 г. красные войска заняли Полтавку и станцию Карталы, но под Великопетровкой они натолкнулись на ожесточённое сопротивление: «308-й полк, наступая на Великопетровку, был окружён белоказаками, и почти весь личный состав оказался в плену»[29]. Исследователь Олег Винокуров называет дату события – 22 августа 1919 г.: «308-й полк был наголову разбит казаками 1-й Оренбургской бригады, действовавшими под командой знаменитого казачьего полковника Степанова Разумника. Большая часть бойцов – 1200 человек, 10 пулеметов, обоз и два трехдюймовых орудия Сводной батареи, попали в плен. Из окружения в пос. Тарутинский смогли выйти лишь 180 человек, имевшие при себе 80 винтовок. Эти остатки полка 27 августа 1919 года были переведены в город Троицк, где полк начал заново свое формирование»[30].

  …Многим исследователям, изучающим архивные документы, знакомы неожиданные «зигзаги» поиска. В метрической книге Петропавловской церкви Велико-Петровской станицы привлекла запись № 110 за 8 ноября 1919 г. о смерти 6 ноября «учительницы гимназии Хаборской Зинаиды Цезаревны, 68 лет, от старости»[31]. Так как упоминаемая дворянская фамилия ранее в записях не встречалась, учительница была точно не из местных.

  Интересные сведения неожиданно нашлись на сайте Нижегородской городской библиотеки в рубрике «Семейная память». Оказывается, в 1917 году дворянка Зинаида Цезаревна работала учительницей французского языка в 1-й женской гимназии Бугуруслана. Дочь майора окончила полный курс в Московском Александровском училище с золотой медалью. С 1879 по 1887 г. преподавала в женской прогимназии Елабуги, в 1887—1890 гг. – в женской гимназии Сызрани, с 1903 г. – исполняла обязанности учительницы французского языка в Бугурусланской женской гимназии[32]. Эти данные из формулярного списка[33]приведены в генеалогическом исследовании «История рода» Снегиревой Елены Вячеславовны из Нижнего Новгорода. Её прадед, Иван Дмитриевич Снегирев, оренбургский коллежский советник , был женат на Екатерине Цезаревне Хаборской, родной сестре Зинаиды.

  Вероятно, учительница гимназии была в числе эвакуированных или беженцев. Известно, что в Полтавке трое суток, с 5 по 7 марта 1919 г., пребывали воспитанницы войскового женского института, эвакуированные из Оренбурга в Троицк. «Здесь за все время пути в первый раз удалось встретить полное внимание и заботливое отношение со стороны этапного коменданта…»[34].

  …Спустя 100 лет после Гражданской войны в России, потомки казачьего рода получат письмо с такими строчками: «Я рада, что и мой род на одну капельку причастен к Великопетровской станице: старшая сестра моей прабабушки Зинаида Цезаревна упокоилась на вашем кладбище и, надеюсь, ее отпели по всем канонам православной церкви, ведь казаки всегда славились своей верой…»[35]. Помолимся за наших предков.

Село Великопетровка. Храм Св. апостолов Петра и Павла. Фото Новожиловой Л.А.

Село Великопетровка. Храм Св. апостолов Петра и Павла. Фото Новожиловой Л.А.

«Троица»

«Троица». Великопетровские казаки. Оригинал хранится в музее великопетровской школы. 8 июня 1919 г.

«Троица». Великопетровские казаки. Оригинал хранится в музее великопетровской школы. Датировка от авторов статьи: 8 июня 1919 г.

  В августе 2012 года в электронной газете «Союзная мысль» (редактор – Щеткова Ольга Анатольевна) была опубликована статья, в которой впервые была размещена фотография «Троица» из фонда великопетровской сельской школы (копия была предоставлена учителем истории Головачёвой Галиной Анатольевной)[36]. Попытка атрибуции содержала несколько версий по поводу даты снимка и лиц на фото. Интересным было предположение чесменского краеведа Льва Николаевича Молчанова: «Слева направо стоит группа из трёх казаков. На верху этого треугольника Павел, ему здесь 9 — 12 лет. Он самый младший брат моего деда Леонида (Леонтия, Льва — называли по-разному). Павел звал его Лёва. Крайний слева Семён. И хотя он крупный казачина и на деда не похож, а похож на Павла в зрелые годы (каким я его помню), но лет ему здесь ещё мало. И гимнастёрка на нём явно не с его плеча, маловата будет. Семёна нет в живых, он погиб в Великую Отечественную войну. А следующий – мой дед Мальцев Леонид Демьянович – с георгиевским крестом. Ему здесь приблизительно 22 года… По его рассказам, запомнившимся мною в детстве, служил он в Первой Туркестанской дивизии в Средней Азиии оттуда попал в 1914 году на Первую Мировую. Воевал в Восточной Пруссии. Попал с армией Самсонова в окружение и с боями вырвался в составе сводного отряда из немецкого кольца»[37].

  На тот момент сведения эти не были подтверждены документально. Хочется поделиться интересными архивными сведениями, обнаруженными недавно в метрической книге Петропавловской церкви за 1919 год: в записи от 8 июня 1919 г. о крещении Марии (род. 5 июня) упоминается отец – «мещанин Верхнеуральска Лев Демьянович Мальцев». Согласно православному календарю, в 1919 г. именно 8 июня праздновалась «Троица».

  Конечно, вопросы пока остаются... Возможно, кто-то из читателей сайта узнает своих предков на известной фотографии из музея великопетровской школы и поделится информацией.

С уважением,

Дружинина Галина и Новожилова Людмила (сёстры, потомки великопетровских казаков Осинцевых и Юлаевых).

 

ПРИМЕЧАНИЯ

[1]ОГАЧО. Ф. И-226. Оп. 19. Д. 46.

[2] Там же. Л. 128 об. – 129.

[3]РГИА, Ф. 1349. Оп. 2. Д. 853. Л. 75 – 82.

[4] ОГАЧО. Ф. И-226. Оп. 19. Д. 46. Л. 129 об – 130.

[5] Бешенцев В.Г. и др. Именной справочник казаков Оренбургского казачьего войска, награждённых государственными наградами Российской империи. Челябинск, 2012. С. 250 – 251.

[6] См.: Ганин А.В., Семёнов В.Г. Офицерский корпус Оренбургского казачьего войска. 1891—1945. Москва, 2007. С. 291.

[7] Новожилова Л.А. Биография казачьего офицера на фоне событий Гражданской войны. // Гороховские чтения : материалы девятой регион. музейн. конф. / сост., науч. ред. А. Н. Лымарев. — Челябинск, 2018. С. 160.

[8] ОГАЧО. Ф. И-226. Оп. 19. Д. 46. Л. 129 об. – 130.

[9] Ганин А.В., Семёнов В.Г. Указ.соч. С.103.

[10]Семёнов В.Г. Дополнение к биографическому справочнику, Оренбург,2009. С. 68

[11] Офицеры Русской императорской армии [Электронный ресурс] URL: http://ria1914.info

[12] Уральский маяк. 1919 г. 17 февраля.

[13] ОГАЧО. Ф. И-226. Оп. 19. Д. 46. Л. 101 об. – 102.

[14] Ганин А.В., Семёнов В.Г. Указ. соч. С. 105.

[15] ОГАЧО. Ф. И-226. Оп. 19. Д. 46. Л. 130 об. – 131.

[16] Там же.

[17] Ганин А., Хайрулин М. «Наблюдатель выскочил на крыло...» Авиационные формирования на Южном Урале // Родина. 2007. № 9. С. 76.

[18] ОГАЧО. Ф. И-226. Оп. 19. Д. 46. Л.110 об. – 111.

[19] Ганин А.В. Семёнов В.Г. Указ. соч. С. 116.

[20] Там же. С. 458.

[21] Подробнее см.: Новожилова Л.А. Метрические книги свидетельствуют... К истории Велико-Петровской станицы. Челябинск, 2016.

[22] ОГАЧО. Ф. И-226. Оп.19. Д. 47. Л.19 об. – 20.

[23] Ганин А.В. Семёнов В.Г. Указ. соч. С. 609.

[24] Там же. С. 580.

[25]ОГАЧО. Ф. Р-467. Оп. 3. Д. 3. Л. 81.

[26] Там же. Ф. Р-874. Оп. 1. Д. 98. Д.10 об.

[27] Боже В. Историк Оренбургского и Уральского края // Летописцы земли уральской: материалы к истории челябинского краеведения / сост. В. С. Боже. — Челябинск, 1997. С. 8 – 23.

[28] ОГАЧО. Ф. П-596. Оп.1. Д. 231. Л. 62 – 64

[29] Алентьев Ю.М. Карталинский район. Магнитогорск, 1995. С. 42.

[30] Винокуров Олег. Битва на Тоболе: 1919 год в Курганской области [Электронный ресурс] /Курган: история, краеведение, генеалогия : сайт. URL : http://www.kurgangen.ru/local-finding/grajdanskaya/The%20battle%20on%20the%20Tobol/red%20army (дата обращения: 20.06.2018).

[31] ОГАЧО. Ф. И-226. Оп. 19. Д. 47. Л. 68 об. – 69.

[32] РГИА. Ф. 733. Оп. 225. Д. 527.

[33] Снегирева Е.В. История рода. Часть 4. Снегирева Е. В. История рода. Часть 4 [Электронный ресурс] // Центральная городская библиотека г. Нижнего Новгорода : сайт. URL: http://www.gorbibl.nnov.ru/pamyat (дата обращения: 18.06.2018).

[34] Семёнов В.Г., Семёнова В.П. Таналык: крепость, станица, село. Оренбург, 2015. С. 333.

[35] Из письма Снегиревой Е.В. – Новожиловой Л.А. (июнь, 2018)

[36] Новожилова Л.А. Список казаков и членов их семей, упоминаемых в метрических книгах Петропавловской церкви Великопетровского прихода 1876 — 1889 г.г. (Полтавский посёлок). URL: http://uralgenealogy.ru/content/view/592/224/

[37] Там же.

37 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Комментарии

avatar
  Подписаться  
Уведомление о