«Войсковой старшина Герасим Казанцев». Александр Ярошецкий

/ Август 16, 2018/ Казачество и купечество до революции 1917 г./ 1 комментариев

Войсковой старшина Герасим Казанцев

Александр Ярошецкий

 

В «Ведомости» первых жителей Великопетровского округа за 1845 г. под № 1 записан зауряд хорунжий Герасим Казанцов. Он же записан и в самом конце этой ведомости со своей заверяющей подписью как «Станичный начальник Зауряд Хорунжий Казанцев»[1]. Это самый первый командующий новообразованной Великопетровской станицы. Предпоследняя буква его фамилии в разных документах «вольная», «гуляющая», так как писари часто руководствовались принципом «как слышится, так и пишется». В этом документе указан состав его небольшой на тот момент семьи: 3 души мужского пола и 1 душа женского пола. В «Ведомости» под № 68 есть ещё один глава семейства с такой же фамилией — казак Афанасий Казанцов (3 души муж. пола и 4 души жен. пола). В списке первых жителей Полтавской станицы от 23 ноября 1845 г. есть глава семейства казак Василий Казанцов (4 души муж. пола и 5 душ жен. пола)[2]. Возможно, они были родственниками Герасима Казанцова.

Из метрических книг Великопетровской станицы известно, что Герасим Яковлевич Казанцев (Казанцов) дослужился до войскового старшины. А потом и его сын Александр Герасимович стал войсковым старшиной. По закону хорунжий получал личное дворянство, а дослужившийся до чина войскового старшины, получал потомственное дворянство[3] (Для приблизительной ориентировки: казачьему званию хорунжего соответствует звание лейтенант, званию сотника – старший лейтенант, званию подъесаула – капитан, званию есаула – майор, войсковому старшине – подполковник).

Жена Герасима Яковлевича в метрических книгах Великопетровской станицы несколько раз записана в качестве восприемницы (крестной матери) в таинствах крещения. В более ранней метрической книге (за 1847 г.) записана как Настасья (Анастасия) Филиппова, а в более поздней, на крестинах внука Герасима Яковлевича — Евгения (от сына Александра) в 1880 г., как Анастасия Васильева. По всей видимости, это две разные жены Герасима Казанцова. После смерти первой жены Анастасии Филипповны, он, видимо, женился второй раз на Анастасии Васильевне. Так, Анастасия Васильевна Казанцева и урядник Великопетровской станицы Андрей Лаврентьевич Филатов записаны в метриках восприемниками младенца Алексея Скачкова, сына купца Ефима Спиридоновича Скачкова[4].

После образования казачьих станиц в Новолинейном районе, киргиз-кайсаки (или «кыргызы», как их называли казаки) первое десятилетие часто совершали на них разбойничьи нападения (творили убийства, грабежи, захватывали в плен людей, угоняли скот, поджигали поля и т.д.). Пленных молодых казаков, их жен и детей кочевники зачастую переправляли в Среднюю Азию и там продавали в рабство. За десять лет жизни на Новой пограничной линии казаки Оренбургского Казачьего Войска потеряли более 2000 человек. Были даже случаи осады станиц и отрядов. Например, в 1838 г. крепостям Оренбургской пограничной линии пришлось выдержать более 50 нападений, организованных самым известным и непримиримым врагом России султаном Кенисарой Касымовым. Особенно нелегко на Новой линии было в 1838—1844 гг. В этот период времени неоднократно совершались нападения на Наследницкую, Николаевскую, Георгиевскую, Екатерининскую и другие станицы. Фактически всё казачье население было поставлено под ружье. Даже казачьи женщины не только обустраивали семьи и хозяйство, но и втягивались в сторожевую боевую службу, с оружием в руках ездили на пашню и возили на пикеты продовольствие мужчинам-казакам. Большинство станиц 5-го полкового округа подвергались набегам киргизов. В этот 5-й округ в 1847 г. входили: Великопетровская, Полтавская, Парижская, Елизаветпольская, Варшавская, Магнитная, Янгельская, Верхнекизильская, Верхнеуральская, Спасская, Карагайская, Урлядинская, Петропавловская, Константиновская, Княженская, Георгиевская, Ольгинская, Мариинская, Аннинская, Андреевская, Остроленская, Кассель, Арси, Фершампенуазская, Требия, Куликовская, Краснинская и Наваринская станицы[5]. Хорунжий Герасим Казанцев командовал Великопетровской станицей в самое сложное и опасное время.

Согласно положению об ОКВ, утвержденному Императором Николаем I 12 декабря 1840 г., исполнительную власть по части военной и гражданской на пространстве каждой станицы осуществляли выборные правления в составе станичного начальника (впоследствии атамана), двух судей и двух писарей. Руководствуясь этим положением, станичные общества избирали свое руководство на три года «по собственному произволу», без предварительного согласования кандидатур с полковым начальством. Этот «собственный произвол» часто приводил к печальным последствиям.

Командир 5-го полкового округа подполковник И.Н. Ваулин письменно докладывал в Войсковое правление в Оренбург, что ряд станичных начальников не выполняют возложенных на них обязанностей, влиянием среди казачества не пользуются. «От неопытности же правителей станиц в суждениях по разным претензиям между жителями, подают повод ко многим жалобам и тем самым обременяют полковое правление излишнею перепискою». Ваулин просил об отстранении от должности начальников Константиновской, Магнитной, Петропавловской и Полтавской станиц «по малограмотству и непечности к отправлению возложенных на них обязанностей неспособными»[6]. В этом документе не упомянут хорунжий Герасим Казанцев, так как он хорошо управлял своей станицей. Но упомянут первый начальник Полтавской станицы — урядник Шерстобитов. Согласно ведомости от 23 ноября 1845 г. в станичное правление Полтавской станицы входили станичный начальник  Шерстобитов, старший писарь Чернев. 29 декабря 1845 г. вместо Шерстобитова генерал-майор граф Н.Е. Цукато утвердил хорунжего Козьму Владимировича Гаврилова. В списке первых жителей Великопетровской станицы под № 131 есть глава семейства Андрей Гаврилов (5 душ муж. пола и 4 души жен. пола). Возможно, они родственники. В метрической книге Великопетровской станицы за 1847 г. есть запись о венчании 8 января 30-тилетнего казака этой станицы Константина Феодорова Стефанова (Степанова) с 19-тилетней девицей Еленой Кузминой Гавриловой, дочерью Полтавской станицы хорунжего Козьмы Владимирова Гаврилова. В метриках 1846—1847 гг. часто встречается еще один писарь Полтавской станицы урядник Егор Алексеев Сергеев. В округ станицы Полтавской (№ 5 полка) по данным 1845 г. входили Варшавская и Елизаветпольская станицы, где не было станичных правлений. По данным 1847 г. в Полтавской станице находилось станичное правление и станичное училище для мальчиков. В Полтавском училище (или казачьей школе) обучались не только местные, но также казачата Варшавской и Елизаветпольской станиц.

По ведомости от 23 ноября 1845 г. в станичное правление Великопетровской станицы помимо хорунжего Казанцева входили станичный судья Карабаев, старший писарь Дмитриев. К округу Великопетровской станицы относилась Парижская станица. По данным 1847 г. в Великопетровской станице находилось станичное правление и станичное училище для мальчиков.

Вот несколько происшествий, случившихся в то непростое время.

5 апреля 1843 г. 5 человек с участка № 5 (так называлась сначала Великопетровская станица) отправились за речку Кисень-Тогузак за сеном и на возвратном пути бывший в числе их малолеток Иван Строголев, верстах в трёх от жительства, отстал от группы из-за усталости лошадей. Несколько человек киргизов Джагалбайского рода напали на него, нанесли ему пикою две раны, отняли у него двух лошадей и бывшие при нём вещи. Команда, отправленная из станицы, хищников не нашла. 8 апреля 1843 г. киргизы угнали 30 лошадей у жителей из белопахотных солдат, поселившихся у озера Ачакуль. Командированные за хищниками казаки также не нашли их. По распоряжению командира 5-го полка войскового старшины Ваулина, урядник Овчинников, при содействии начальника 18-й киргизской дистанции старшины Аманбаева, отбил всех лошадей от хищников в 250 верстах от г. Верхнеуральска и возвратил хозяевам[7].

10 сентября 1844 г. случилось сразу 5 нападений: 1). киргизы захватили в лесу казака Полтавской станицы Александра Метлина с 14-летним племянником (казака убили в березовом колке недалеко от Полтавской станицы, а малолетка Илью захватили в плен). 2). 6 киргизов, из которых двое были с ружьями, напали на казака Великопетровской станицы, в трёх верстах от неё, но казак, имея ружьё, отбился от них. 3). До 150 вооруженных киргизов напали на башкирца, ехавшего в Великопетровскую станицу из Парижской станицы, ранили его пикою в щеку, отняли у него 12 руб. денег и колчан со стрелами. 4). Киргизы захватили в лесу казака и малолетка  Фершампенуазской станицы, избили их и привязали к деревьям. 5). Киргизы угнали конский табун жителей Парижской станицы, прогнав его через Джабык-Карагайский бор[8].

14 сентября 1844 г., перед закатом солнца, приверженные султану Кенисаре киргизы напали на табун жителей Елизаветпольской станицы, изранили двух казаков, из которых один умер, и угнали 114 лошадей, а по дороге к Аннинской станице ограбили казака и казачку. Для преследования хищников командирован офицер с резервною командою, но хищников не нашли. Розыск был поручен султану правителю средней части орды Араслану Джантюрину и управляющему Джагалбайлинским родом султану Мирхайдару Темирову[9].

Приказом по войску 26 сентября за № 211 было подтверждено, чтобы казаки, выезжая из домов, всегда имели при себе ружья с запасом патронов, исправными затравками и кремнями.

Итак, в сентябре-октябре 1844 г. были угнаны два табуна, принадлежавших казакам Елизаветпольской и Парижской станиц, в которых было более 500 лошадей. Перед угоном киргизы схватили казаков, пасших в поле лошадей, привязали к деревьям, ограбили их, казака Зыкова (из Елизаветпольской станицы) убили, а его брату нанесли несколько ножевых ран[10].

18 июля 1846 г. начальник войскового штаба полковник фон Раден рапортовал начальнику штаба Оренбургского корпуса, что киргизец Кипчакского рода Ассан Акбердин с товарищами в числе 21 человек, достоверно дознали, кто именно совершил это злодеяние и что они принимают на себя обязанность под прикрытием казачьей команды из 200 человек, отыскать хищников и похищенных лошадей, если команда с 15-тидневным провиантом будет назначена неотлагательно и помимо начальствующих в орде лиц[11].

19 мая 1847 г., вечером, табун станицы Великопетровской возвращался с пастбища из-за реки Кисень-Тогузак домой. Внезапно из колка выбежало 9 киргизов, они отбили 10 лошадей с жеребятами и погнали их в бор Ябы-Карагай (Джабыко-Карагайский бор). За хищниками погнались табунщик и 5 конвойных при табуне и сделали по ним 5 выстрелов. Киргизы бросили лошадей и скрылись в лесу. Посланная из станицы команда в 50 человек хищников не нашла[12].

29 сентября 1847 г. шесть вооруженных киргизов угнали из табуна жителей Полтавской станицы 30 лошадей. 28 лошадей были «отбиты» командою, посланною за хищниками. В ближайшем ауле команда захватила трёх киргизов, которые указали виновников похищения. Но местный старшина не выдал их под предлогом, что не имеет на это разрешения своего начальства. Розыск виновных был поручен султанам-правителям и начальнику 16-й киргизской дистанции[13].

19 ноября 1847 г. наказный атаман генерал-майор граф Цукато вновь просил генерала Обручева предписать Оренбургской пограничной комиссии принять решительные меры к задержанию хищников, два года кочующих в 40 верстах от Константиновского укрепления. 5 июня 1848 г. наказный атаман просил генерала Обручева указать ему – какие меры должно принять для захвата хищников. 9 июня 1848 г. генерал Обручев предложил наказному атаману приказать собрать и выслать в степь, сколько возможно секретно, команду под начальством благонадежного офицера, для захвата хищников по указанию киргиза Акбердина с товарищами, при чиновнике от пограничной комиссии и при депутате со стороны ордынского начальства.

Командующий 5-го полкового округа (№ 5 полком) подполковник Дерышев сформировал команду под начальством хорунжего Казанцева из 4 урядников — 133 казаков, при одном орудии с прислугою из 1 урядника и 7 казаков, и 20 боевыми зарядами и 10-тидневным провиантом. Отряд выступил в степь 17 июля 1848 г. При нем были: попечитель прилинейных киргизов коллежский секретарь Лазаревский, начальник 26-й киргизской дистанции старшина Наурузбай Казылбаев и 40 киргизов, изъявивших желание содействовать отряду. Место кочевания главного хищника этих мест бия (бая) Тургана Анаева было открыто на урочище Биш-Тюбе, в 90 верстах от новой пограничной линии. Сам Турган Анаев, предупрежденный киргизами о приближении вооруженных казаков, успел скрыться со своей кибиткой в степи. Отряд захватил двух его братьев, 202 лошади с жеребятами, 28 больших и малых верблюдов. Два из этих верблюдов были навьючены вещами. 22 июля отряд возвратился на линию. За 5 верст до линии отряд был осмотрен подполковником Дерышевым. Во время похода пало две казачьих лошади. На линии 132 лошади были признаны казаками семи станиц и переданы им под росписки. 17 лошадей были признаны киргизами Кипчакского рода и до распоряжения начальства отданы с верблюдами и с остальными лошадьми под наблюдением Константиновской кордонной стражи. Позже начальством было предписано: опознанных казаками и киргизами лошадей выдать хозяевам, если они представят от обществ надлежащие удостоверения, засвидетельствованные местным начальством о принадлежности им лошадей; двух верблюдов с вещами, неизвестно кому принадлежащих, хранить местному линейному начальству впредь до открытия хозяев попечителем Лазаревским; остальных лошадей и верблюдов продать с аукциона и вырученные деньги разделить между казаками, у которых угнаны были лошади. Киргиз Ассан Акбердин был награжден похвальным листом и серебряной медалью для ношения на шее на Аннинской ленте. Султанам-правителям средней и восточной частей орды было велено розыскать и захватить бая Тургана Анаева[14].

Герасим Яковлевич Казанцев был авторитетной личностью в Великопетровской станице, оставивший заметный след в её истории. Об этом ярко свидетельствует чудом сохранившийся красивый мраморный памятник на его могиле на Великопетровском кладбище. На одной его стороне высечена надпись: «Здесь погребено тело Войсковаго старшины Герасима Яковлевича Казанцева умершаго 28 января 1887 г. 75 лет». На другой стороне памятника надпись: «Вечная память рабу Божию Герасиму».  Отпевание и панихиды по рабу Божьему Герасиму совершал о. Виктор Фёдорович Петропавловский,  который был настоятелем Великопетровского прихода около 10 лет, с 1885 г. по 1895 г., оставивший после себя в сердцах людей добрую память.

Надпись на могильном памятнике Войсковому старшине Г. Я. Казанцеву. Великопетровское кладбище.

Надпись на могильном памятнике Войсковому старшине Г. Я. Казанцеву. Великопетровское кладбище. Апрель 2017 г. Фото автора.


Могильная надпись на памятнике Г.Я. Казанцева. Великопетровка.

Могильная надпись на памятнике Г.Я. Казанцева. Фото автора.


Могильный памятник Войсковому старшине Герасиму Яковлевичу Казанцеву. Великопетровское кладбище. Апрель 2017 г. Фото автора.

Могильный памятник Войсковому старшине Герасиму Яковлевичу Казанцеву. Великопетровское кладбище. Апрель 2017 г. Фото автора.

Примечания:

[1]ГАОО. Ф.173. Оп. 4. Д. 6619. Л. 43-44.

[2] Там же. Л.53об.

[3] Материалы по историко-статистическому описанию Оренбургского казачьего войска. Выпуск ХI. Типо-литография н-цы Бреслина. Оренбург, 1913. С.76.

[4] Новожилова Л.А. Метрические книги свидетельствуют. – Челябинск, 2016. С.130-132.

[5] Материалы по историко-статистическому описанию Оренбургского казачьего войска. Выпуск ХI. Типо-литография н-цы Бреслина. Оренбург, 1913. С.79.

[6] ГАОО. Ф.6.Оп.11.Д. 922.Л.2.

[7] Материалы по историко-статистическому описанию Оренбургского казачьего войска. Выпуск Х. Типо-литография Б.Бреслина. Оренбург, 1910. С. 369-370.

[8] Материалы по историко-статистическому описанию Оренбургского казачьего войска. Выпуск X. Типо-литография Б.Бреслина. Оренбург, 1910. С. 425-426.

[9] Там же. С. 426-427.

[10] Материалы по историко-статистическому описанию Оренбургского казачьего войска. Выпуск ХI. Типо-литография н-цы Бреслина. Оренбург, 1913. С. 115.

[11] Там же. С. 115.

[12]Там же. С. 50.

[13] Там же. С. 56.

[14] Материалы по историко-статистическому описанию Оренбургского казачьего войска. Выпуск ХI. Типо-литография н-цы Бреслина. Оренбург, 1913. С. 116-117.

121 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

1
Комментарии

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы на комментарии
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Людмила Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Людмила
Гость
Людмила

В юбилейный для Велико-Петровской станицы год (175-летие) — замечательная находка — чудом сохранившаяся могила первого атамана! Благодарю автора за интересный материал, многое узнала впервые.

Самые добрые пожелания всем потомкам казаков!