«Войсковой старшина Герасим Казанцев». Александр Ярошецкий

/ Август 16, 2018/ Казачество и купечество до революции 1917 г./ 1 комментариев

Войсковой старшина Герасим Казанцев

Александр Ярошецкий

 

В «Ведомости» первых жителей Великопетровского округа за 1845 г. под № 1 записан зауряд хорунжий Герасим Казанцов. Он же записан и в самом конце этой ведомости со своей заверяющей подписью как «Станичный начальник Зауряд Хорунжий Казанцев»[1]. Это самый первый командующий новообразованной Великопетровской станицы. Предпоследняя буква его фамилии в разных документах «вольная», «гуляющая», так как писари часто руководствовались принципом «как слышится, так и пишется». В этом документе указан состав его небольшой на тот момент семьи: 3 души мужского пола и 1 душа женского пола. В «Ведомости» под № 68 есть ещё один глава семейства с такой же фамилией — казак Афанасий Казанцов (3 души муж. пола и 4 души жен. пола). В списке первых жителей Полтавской станицы от 23 ноября 1845 г. есть глава семейства казак Василий Казанцов (4 души муж. пола и 5 душ жен. пола)[2]. Возможно, они были родственниками Герасима Казанцова.

Из метрических книг Великопетровской станицы известно, что Герасим Яковлевич Казанцев (Казанцов) дослужился до войскового старшины. А потом и его сын Александр Герасимович стал войсковым старшиной. По закону хорунжий получал личное дворянство, а дослужившийся до чина войскового старшины, получал потомственное дворянство[3] (Для приблизительной ориентировки: казачьему званию хорунжего соответствует звание лейтенант, званию сотника – старший лейтенант, званию подъесаула – капитан, званию есаула – майор, войсковому старшине – подполковник).

Жена Герасима Яковлевича в метрических книгах Великопетровской станицы несколько раз записана в качестве восприемницы (крестной матери) в таинствах крещения. В более ранней метрической книге (за 1847 г.) записана как Настасья (Анастасия) Филиппова, а в более поздней, на крестинах внука Герасима Яковлевича — Евгения (от сына Александра) в 1880 г., как Анастасия Васильева. По всей видимости, это две разные жены Герасима Казанцова. После смерти первой жены Анастасии Филипповны, он, видимо, женился второй раз на Анастасии Васильевне. Так, Анастасия Васильевна Казанцева и урядник Великопетровской станицы Андрей Лаврентьевич Филатов записаны в метриках восприемниками младенца Алексея Скачкова, сына купца Ефима Спиридоновича Скачкова[4].

После образования казачьих станиц в Новолинейном районе, киргиз-кайсаки (или «кыргызы», как их называли казаки) первое десятилетие часто совершали на них разбойничьи нападения (творили убийства, грабежи, захватывали в плен людей, угоняли скот, поджигали поля и т.д.). Пленных молодых казаков, их жен и детей кочевники зачастую переправляли в Среднюю Азию и там продавали в рабство. За десять лет жизни на Новой пограничной линии казаки Оренбургского Казачьего Войска потеряли более 2000 человек. Были даже случаи осады станиц и отрядов. Например, в 1838 г. крепостям Оренбургской пограничной линии пришлось выдержать более 50 нападений, организованных самым известным и непримиримым врагом России султаном Кенисарой Касымовым. Особенно нелегко на Новой линии было в 1838—1844 гг. В этот период времени неоднократно совершались нападения на Наследницкую, Николаевскую, Георгиевскую, Екатерининскую и другие станицы. Фактически всё казачье население было поставлено под ружье. Даже казачьи женщины не только обустраивали семьи и хозяйство, но и втягивались в сторожевую боевую службу, с оружием в руках ездили на пашню и возили на пикеты продовольствие мужчинам-казакам. Большинство станиц 5-го полкового округа подвергались набегам киргизов. В этот 5-й округ в 1847 г. входили: Великопетровская, Полтавская, Парижская, Елизаветпольская, Варшавская, Магнитная, Янгельская, Верхнекизильская, Верхнеуральская, Спасская, Карагайская, Урлядинская, Петропавловская, Константиновская, Княженская, Георгиевская, Ольгинская, Мариинская, Аннинская, Андреевская, Остроленская, Кассель, Арси, Фершампенуазская, Требия, Куликовская, Краснинская и Наваринская станицы[5]. Хорунжий Герасим Казанцев командовал Великопетровской станицей в самое сложное и опасное время.

Согласно положению об ОКВ, утвержденному Императором Николаем I 12 декабря 1840 г., исполнительную власть по части военной и гражданской на пространстве каждой станицы осуществляли выборные правления в составе станичного начальника (впоследствии атамана), двух судей и двух писарей. Руководствуясь этим положением, станичные общества избирали свое руководство на три года «по собственному произволу», без предварительного согласования кандидатур с полковым начальством. Этот «собственный произвол» часто приводил к печальным последствиям.

Командир 5-го полкового округа подполковник И.Н. Ваулин письменно докладывал в Войсковое правление в Оренбург, что ряд станичных начальников не выполняют возложенных на них обязанностей, влиянием среди казачества не пользуются. «От неопытности же правителей станиц в суждениях по разным претензиям между жителями, подают повод ко многим жалобам и тем самым обременяют полковое правление излишнею перепискою». Ваулин просил об отстранении от должности начальников Константиновской, Магнитной, Петропавловской и Полтавской станиц «по малограмотству и непечности к отправлению возложенных на них обязанностей неспособными»[6]. В этом документе не упомянут хорунжий Герасим Казанцев, так как он хорошо управлял своей станицей. Но упомянут первый начальник Полтавской станицы — урядник Шерстобитов. Согласно ведомости от 23 ноября 1845 г. в станичное правление Полтавской станицы входили станичный начальник  Шерстобитов, старший писарь Чернев. 29 декабря 1845 г. вместо Шерстобитова генерал-майор граф Н.Е. Цукато утвердил хорунжего Козьму Владимировича Гаврилова. В списке первых жителей Великопетровской станицы под № 131 есть глава семейства Андрей Гаврилов (5 душ муж. пола и 4 души жен. пола). Возможно, они родственники. В метрической книге Великопетровской станицы за 1847 г. есть запись о венчании 8 января 30-тилетнего казака этой станицы Константина Феодорова Стефанова (Степанова) с 19-тилетней девицей Еленой Кузминой Гавриловой, дочерью Полтавской станицы хорунжего Козьмы Владимирова Гаврилова. В метриках 1846—1847 гг. часто встречается еще один писарь Полтавской станицы урядник Егор Алексеев Сергеев. В округ станицы Полтавской (№ 5 полка) по данным 1845 г. входили Варшавская и Елизаветпольская станицы, где не было станичных правлений. По данным 1847 г. в Полтавской станице находилось станичное правление и станичное училище для мальчиков. В Полтавском училище (или казачьей школе) обучались не только местные, но также казачата Варшавской и Елизаветпольской станиц.

По ведомости от 23 ноября 1845 г. в станичное правление Великопетровской станицы помимо хорунжего Казанцева входили станичный судья Карабаев, старший писарь Дмитриев. К округу Великопетровской станицы относилась Парижская станица. По данным 1847 г. в Великопетровской станице находилось станичное правление и станичное училище для мальчиков.

Вот несколько происшествий, случившихся в то непростое время.

5 апреля 1843 г. 5 человек с участка № 5 (так называлась сначала Великопетровская станица) отправились за