Полтаво-Брединские угольные копи до революции (Часть 1)

/ Ноябрь 9, 2017/ Полтаво-Брединские угольные копи/ 0 комментариев

Угольные копи Карталы до революции (Часть 1)

Введение

Полтаво-Брединские угольные копи (или антрацитовые) — так называли эти месторождения ученые и специалисты в деловых, геологических и исторических документах 1912—1952 годов. На всём протяжении своей истории копи, хотя они и были расположены в разных населенных пунктах, имели одно руководство, подчинялись, как правило, одним трестам, управлениям и объединениям. Копи считались одним предприятием долгие годы. Только в последнее десятилетие своего существования они были разделены.

Антрацит — самый глубоко прогревавшийся при своем возникновении из ископаемых углей, уголь наиболее высокой степени углефикации. Характеризуется большой плотностью и блеском. Содержит 95 % углерода. Применяется как твердое высококалорийное топливо (теплотворность 6800—8350 ккал/кг). Имеет наибольшую теплоту сгорания, но плохо воспламеняются. Образуется из каменного угля при повышении давления и температуры на глубинах порядка 6 километров.

Кусок антрацита.

Антрацит

История предприятия исследована слабо. В 1980-х годах краевед Н.В. Булучевский по рассказам рабочих-старожилов восстанавливал историю копей.

Полтаво-Брединское месторождение антрацита расположено в 130 км к югу от Троицка и в 145 км к востоку от Магнитогорска. Относится к Южно-Уральскому угольному бассейну, который объединяет продуктивные отложения нижнего карбона, они представлены в виде 5-ти меридионально вытянутых угленосных полос.

Схема расположения угольных бассейнов и районов Урала (К.В.Миронов, 1967; С.В.Кривихин, 1993. Полтаво-Брединские угольные копи.

Схема расположения угольных бассейнов и районов Урала (К.В.Миронов, 1967; С.В.Кривихин, 1993)

 

1 – границы структурно-геологических зон;

2 – границы областей и республик;

3-6 – угленосные бассейны и районы различного возраста: 
3 – каменноугольного,

4 – пермского, 
5 – триас-юрского, 
6–палеоген-неогенового.

 

Геологический разрез Южного Урала.

Впервые уголь на Урале был открыт при В.Н. Татищеве в 1736 г. Тогда ему не нашли применения. До 1913 г. промышленность в основном работала на древесноугольном топливе (из-за чего особенно пострадали уральские леса).

Дореволюционную Россию углем снабжал главным образом Донецкий бассейн.

На Урале разрабатывались только Кизеловское, где уголь был найден в 1786 г. и Челябинское буроугольное месторождения в 1832 г. Освоение этих месторождений шло медленными темпами.

Кизеловский каменноугольный бассейн, старейший на Урале, расположен в Пермской области на западных склонах Уральского хребта, между р. Яйвой на севере и р. Вильвой на юге. Челябинский буроугольный бассейн, на восточном склоне Урала, был известен ещё в первой половине прошлого века, но запасы  установлены и введены в эксплуатацию лишь после 1907 г.

Местным углем и в настоящее время обеспечивается только четверть потребностей Уральского экономического района. Уголь на Урал завозится из Кузбасса, Караганды и Экибастуза.

В порядке эксперимента была предпринята попытка разработки Полтавско-Брединского каменно-угольного месторождения угля.

История разведки угля

В 1854—1855 гг. русские горные инженеры:  капитан Меглицкий Николай Гаврилович (1825—1857 гг.) и штабс-капитан Антипов Алексей Иванович (1833—1913 гг.), совершили экспедицию в Оренбургский край, собрали геологическую коллекцию из более чем 3000 минералов и пород для музея Горного института в Петербурге.

В 1858 г. в «Горном журнале»  №9 часть III, издаваемом учёным комитетом корпуса горных инженеров в Санкт-Петербурге  была опубликована статья «Геогностическое описание южной части Уральского хребта, исследованной  в течение 1854 и 1855 годов». Была составлена геогностическая карта Оренбургской губернии.  Ими были отмечены выходы угленосных отложений с примесью угля у станицы Брединской на реке Синтасты.

Изыскания они проводили спустя 12 лет после начала заселения этих областей в 1842—1843 г. казаками-переселенцами из упразднённого Ставропольского Калмыцкого войска, белопахотными солдатами и солдатскими малолетками.

До этого периода в этих местах обитали только киргиз-кайсаки (предки современных казахов), данная территория России не принадлежала и относилась к Части Степи кочующих киргиз кайсаков.

Карта Оренбургской Губернии 1800 г. из Российского атласа Издания при Географическом департаменте.

Карта Оренбургской Губернии 1800 г. из Российского атласа Издания при Географическом департаменте.

По инициативе Министра государственных имуществ в 1876 г., с целью поддержания существовавшего заводского производства в безлесных районах, сохранения уцелевших лесов, начата разведка каменного угля на восточном склона среднего и южного Урала. Заведывал разведкой угля русский геолог, ураловед, академик Карпинский Александр Петрович 1847—1936 (чьё имя сейчас носит город Карпинск), совместно с горными инженерами Ф. Ю. Гебауэр и О. Г. Бруснициным (шурин Карпинского). В качестве производителя работ  выступал А. А Лешь, прикомандированный для геологических наблюдений.

Карпинский А.П. уже в преклонном возрасте.

Карпинский А.П. уже в преклонном возрасте.

Работы были начаты с Северного Урала. В нашем районе экспедиция появилась в 1879 г. Пятнадцать лет Карпинский каждое лето путешествует по Уралу: переваливает через кряжи, пробирается через болота, блуждает в лесах.

В 1880 г. в «Горном журнале» том I вышла статья Карпинского А.П. «Геологические исследования и каменноугольные разведки на восточном склоне Урала» в которой он описал результаты разведки.

В 1880 г. в «Горном журнале» том IV опубликована его статья «Признаки каменного угля на восточном склоне Южного Урала».  В ней указывалось, что одним из служащих на Миасских золотых промыслах, К. А. Шишковским, во время производившихся в 1878 году разведок в Орском уезде, поисковыми партиями гг. Асташева и Васильева, сделаны следующие наблюдения, касающиеся воз­можности открытия там месторождений каменного угля: на реке Синтасты (Синташка), притоке Тобола, около поселка Бреды неоднократно были находимы вымытые рекою куски антрацита. В самом берегу реки была заложена шахта, в которой на глубине 10 аршин проведены две так называемые орты, обнаружен пласт (толщиною от 11/2 до 2 аршин) сильно углистой породы,  со­держащей признаки антрацита. В одном аршине 71,12 см.

В окрестностях поселка Бреды было заложено много шурфов, ко­торые, при имевшихся у производителя работ средствах, нельзя было, вследствие зна­чительного притока воды, углублять более 10 аршинов. Плохие качества бура помешали сделать разведку при помощи этого инструмента; тем не менее почти во всех десяти скважинах, которые пробовали закладывать, были найдены признаки антрацита.

Был исследован образец найденный на прииске г. Асташева в Орском уезде. По внешним признакам уголь этот представляет настоящий антрацит, сильно блестящий, с тонкослоистым сложением. Местами он имеет явственный красноватый или буроватый оттенок, зависящий от примеси частиц окиси железа.  Горит уголь с очень коротким пламенем, не отделяя пахучих газов. Растворы едких щелочей, действуя на уголь, остаются совершенно бесцветными.

В «Очерках геологического прошлого Европейской России» (статьи 1883—1894 гг. с дополнительными примечаниями) Карпинский описал образование каменноугольных морских бассейнов (ранее в каменноугольный, пермский период на нашей территории плескалось море), где происходило образование осадочных угленосным пород, особенно обильные отложения откладывались в глубоких заливах. Обратил внимание на меридиональное расположение осадочных пород полосами, что эти полосы являются разорванными на отдельные части и доказал, что они образованы морскими впадинами. В частности пояснил образование Уральского кряжа вследствие постепенного охлаждения Земли, Земля уменьшается в размерах,  земная кора «сморщивается», в результате описанного процесса появились Уральские горы (можно сравнить с яблоком, после усыхания которого происходит сморщивание кожуры, появляются складки, подобие гор).

Кряж — линейно вытянутая возвышенность, горный отрог с относительно мягкими очертаниями вершин и склонов. Обычно это остатки разрушенных денудацией горных хребтов. Глубина расчленения – десятки, реже первые сотни метров. Кряжи возвышаются над окружающими равнинами в виде гряды холмов и низких гор.

Карпинский создал шедевральную Геологическую карту Восточного склона Урала  1884 г.

С1- нижний ярус, с признаками нахождения каменно-угольной породы. Полтаво-Брединские угольные копи.

С1- нижний ярус, с признаками нахождения каменно-угольной породы.

Обратите внимание, что на карте посёлки обозначены отрядами. Станицей была в то время только Великопетровская! Полтавская стала станицей в 1917 г.

Почему же уголь стал так нужен?

В статье Павла Степановича Назарова, горного инженера, 1886 года в «Горном журнале» том I описано истребление лесов на Южном Урале, что местности по сплавным рекам совершенно не имеют лесов (дрова использовались для отопления). Очень удобно сплавлять лес по реке, срубил и плывёт дерево в отряд. Поэтому лес вдоль рек порубили в первую очередь.

Он пишет, такая вырубка лесов жестоко отразилась на климате края. Достаточно сказать, что река Урал, бывшая лет 25 назад вполне судоходною рекою, теперь едва доступна для сплава леса в полую воду. Поэтому такое положение дел с лесами заставило заняться поисками минерального топлива. Частные предприниматели не делали ровно ничего в этом направлении. Назаров обратил внимание на то, что уголь крайне необходим для зарождающейся промышленности Оренбуржья.

Цена пуда дров в Оренбурге в то время, по расчёту горного инженера Иордана, равняется 14 коп., т. е. при цене 35 коп. за пуд угля в Оренбурге минеральное и дровяное топливо будут в одной цене.

К сожалению за такую цену выработать и доставить уголь в Оренбург невозможно. Брединское месторождение отстоит от Оренбурга более 300 верст и при существующих ценах на провоз, доставка угля в Оренбург обойдется минимум 30— 40 коп.

Он сделал вывод, что брединский уголь, если бы месторождение и оказалось благонадежным, не будет иметь значения для Оренбурга.

Интересна судьба Назарова. Павел Степанович Назаров родился в 1863 году в глубоко религиозной семье староверов. Его отец был городским головой Оренбурга, по современному эта должность называется мэр города Оренбурга. Назаров закончил зоогеографический факультет Московского университета и прошёл специализацию горного инженера в Санкт-Петербургском горном институте. Он был действительным членом Русского минералогического и географического обществ. В течение нескольких лет Назаров путешествовал по Кавказу и Уралу.

Карьера горного инженера Назарова была прервана Октябрьской революцией. В октябре 1918 года его арестовали в Ташкенте, как лидера контрреволюционного движения. Из тюрьмы его освободили во время белого мятежа, после подавления которого Назаров скрылся в горах. После революции он потерял всё: горные предприятия, библиотеку, коллекцию минералов и руд, свои дневники. Убегая, он захватил с собой только две книги по геологии, которые заменили ему приключенческие романы.

Избегая выдачи советским властям в августе 1924 года, он предпринял удачное, сложное, полное опасностей двухмесячное путешествие через Гималаи в Кашмир и Индию, а оттуда уехал в Англию.  Позже он работал геологом во многих южноафриканских компаниях, преподавал в университетах Кейптауна, Претории, Блумфонтейна. Скончался Назаров в Йоханнесбурге в 1942 году.

Из статьи В. Алексеева 1888 г. II часть «Горного журнала» «Химическое исследование Уральских каменных углей» узнаём, что по сведениям лесного департамента— даже в казённых лесах средних губерний России ежегодно вырубается 337,826 десятины, а в это время искусственно восстанавливается 4,582 десятины. Значит, истребление лесов в 75 раз превышает восстановление. (Многие доказывают с пеной у рта, что казаки лес не рубили и дома не топили, домов не строили, ходили вокруг него и лелеяли).

Уральский уголь мог найти применение в то время только на железной дороге и в металлургии.

Уголь нашли

Первые разведки угля в отряде (посёлке) Полтавский были произведены в 1907 году жителем поселка Полтавский А.Е. Першиным после того, как детьми этого поселка были неоднократно находимы кусочки антрацита в реке Караталы-Аят.

В 1911—1912 гг. было выдано свидетельство на право проведения разведок на 20 площадях обществом Белорецких заводов, которые нуждались в угле, но удовлетворительных результатов они не дали и дальнейшие работы прекращены.

Обществом Троицко-Орской железной дороги, которой уголь был необходим, как вода, были произведены очередные разведки на Брединском и Полтавском месторождениях в широких масштабах. В 1912 году геолог Геологического комитета Н.Н. Тихонович уверенно высказался о большом промышленном значении этих месторождений. Его работа «Месторождения каменного угля и железа в северной части района проектируемой Орско-Троицкой железной дороги» вышла в свет в Петербурге в 1913 году. Таким образом, потребовалось более полстолетия для того, чтобы район, заведомо угленосный, был признан заслуживающим постановки разведок для выяснения его промышленной ценности.

Разработка каменного угля в Полтавском месторождении и одновременно разведка в Брединском начались в 1912 году. Основателем месторождения был один из акционеров общества Троицко-Орской железной дороги (линия Троицк — Карталы Орск) — торговый дом братьев Г.Ф. и В.П. Дворниченко и Ко. К моменту основания у предпринимателей были богатые перспективы на сбыт антрацита для заводов Южного Урала на выплавку чугуна. Расчёты на сбыт могли легко быть осуществлены, тем более, что к тому времени была начата постройка железной дороги Троицк — Орск.

Обладая значительным капиталом, предприниматели привлекли к работе опытных специалистов, в том числе и иностранных инженеров. Наиболее опытными среди горных инженеров были М.М. Тихонович и М.И. Липовский. Последний внес большой вклад в изучение всех месторождений, в составление геологических карт, в организацию строительства шахт в Бредах и Полтавке.

М.И. Липовский несколько лет руководил добычей угля на обоих месторождениях. Впоследствии он вёл исследовательскую работу.

Интересна его судьба. Липовский Михаил Иванович 1888-31.08.1929 гг. Геолог, специалист по разведке. Окончил ПГИ (1912). В 1914—1916 гг. — преподаватель Уральского горного училища и заведующий разведками Златоустовского горного округа. С января 1921 г. — зам. зав. отделом разведок Уральского горного комитета. С 1921 г. преподавал в Уральском практическом, политехническом институтах. Был в 1925—1926 гг. заместителем декана горного факультета. В 1925—1927 заведовал Уральским отделением Геологического комитета. Побывал в командировке в Южной Африке, Берлине.

Репрессирован в 1928—1929 гг., заключение отбывал сначала в Соловецких лагерях, потом был переведён в Ухтинскую экспедицию ОГПУ. Убит 31 августа 1929 г. на полевых работах заключённым Юровым. Это первое захоронение в Ухтинской экспедиции на территории будущей Ухты. Точное место неизвестно – высокий берег р. Ухты в районе высадки экспедиции – «на высоком пустом пригорке за пределами нашего лагеря». Об этом преступлении написано в очерке А. В. Кулевского «Убийство геолога М. Н. Липовского»).

Добыча угля

В условиях развивающегося капитализма в России с его характерными чертами: кризисами, безработицей и т. д. предприниматели не испытывали больших трудностей с набором рабочих.

Братья Дворниченко не являлись исключением. В сравнительно короткие сроки им удалось по найму привлечь для производства работ около 500 рабочих различных специальностей. Забойщиков нанимали из числа бывших шахтеров Кизеловских, Челябинских копей и других мест. Ещё проще были решены вопросы с наймом чернорабочих.

Месторождение в Полтавке получило название копь (по некоторым документам — рудник) «Пионер». Антрацит Полтаво-Брединских угольных копей был выпущен на рынок впервые в 1916 году. Он был испробован заводами Урала для весьма разнообразного применения. Прежде всего, полтавский антрацит был применен в крупном масштабе для плавки медных руд в ватержакетах на Баймакском заводе в Башкирии (литейно-механический завод и сейчас существует, делает насосы).

Ватержакет (ватер – вода, жакет – пиджак, рубашка), название, присвоенное медно- , никелевым и свинцовоплавильным шахтным печам, стенки которых представляют собой охлаждаемые водой пустотелые коробки из котельного железа. Вода, циркулирующая в коробках, способствует наращиванию на стенках ватержакета твердого слоя из проплавляемых материалов, образуя так называемую настыль, гарниссаж, который является таким образом предохранительным слоем, заменяющим огнеупорную кирпичную кладку.

Результатом его применения техники завода остались вполне удовлетворены, поэтому, несмотря на дальность перевозки на лошадях (около 180 вёрст), этот завод доставил к себе до 50000 пудов антрацита.

Для этой же цели на Кыштымский, Карабашский медеплавильные заводы после несколько вполне удачных проб было по заказу отослано до 100000 пудов. В 1917—18 гг. уже почти все заводы Урала, где имелись ватержакеты, в большей или меньшей степени пользовались полтавским антрацитом.

Для плавки чугуна применялись вагранки — топливные печи шахтного типа (вертикальные). Топливом для них служит преимущественно кокс, или антрацит, высокая температура при сжигании которых достигается посредством дутья. Полтавский антрацит был испробован Златоустовским заводом в начале 1917 года, после чего этот завод стал постоянным потребителем этого антрацита. Примеру Златоустовского завода последовали постепенно и другие заводы (Симский, Миньярский, Верх-Исетский), где имелись вагранки.

М.И. Липовский писал: «Применение полтавского антрацита для вагранок не проходило так гладко, как для ватержакетов, ибо здесь с ним было больше возни, чем с коксом, на котором уральские мастера привыкли плавить чугун. Только недостаток и полное отсутствие кокса заставили некоторые заводы перейти на плавку на антрацит и выработать известные приемы работ с ним. Когда же такие приемы были выработаны, отзывы об антраците получались всё лучше, и сбыт его увеличился» («Серп и молот», 1921 год № 4— 5 стр. 72).

Применение брединского угля не было так широко, как полтавского, по той причине, что железная дорога к ним была проведена лишь в 1918 году. На лошадях его 70 вёрст дополнительно везти было проблематично. Между тем брединский антрацит применялся для газогенератора на мельнице Шарова в Андреевском поселке, что недалеко от Бредов. Эффект применения был очень хороший.

Как полтавский, так и брединский антрацит в те далекие времена весьма эффективно использовался для сжигания в домашних печах.

Первая мировая война, разразившаяся в 1914 году, естественно, спутала планы капиталистов Дворниченко. Работы по строительству шахт и других объектов замедлились. Однако война в большей степени отразилась на проведении разведок на Бородиновском, Домбаровском и других месторождениях. В Бредах и Полтавке работы продолжались. Железная дорога к этим поселкам ещё не была проложена, и поэтому оборудование, инструменты, материалы возили из Троицка на лошадях.

Для строительства шахт и жилья требовался лес. В 1915 году предприниматели Селезнев и Тырин начали прокладывать  отдельную временную железнодорожную ветку от Карталов до станции Лес (близ нынешней станции Мочаги). Был построен 41 километр железнодорожного пути. Также они построили в районе посёлка Анненск и станции Лес два лесопильных завода в Джабык-Карагайском бору. Эти заводы производили шпалы для строительства Троицко-Орской железной дороги и крепежный материал для Полтаво-Брединских угольных копей. Хотя при её проведении придерживались приблизительного направления Карталы — Магнитная, однако укладка её была проведена спешным порядком, непосредственно на грунте, с незначительными земляными работами. Для укладки были использованы самые разносортные рельсы и крепления. Искусственные сооружения были построены в ограниченном количестве. Вблизи Еленинки также функционировал ещё один небольшой лесопильный завод.

Трудно пришлось шахтерам на новых местах. Приехавшие из различных мест России, они несли большие лишения. Жилья не было, рыли землянки, заводили небольшие огороды и так перебивались. Питались впроголодь, так как платили мало. Переносить суровые зимы помогал уголь, которого для отопления землянки не жалели. Это была единственная отрада шахтеров. Уголь действительно был хорош. Хоть и разгорался в домашних печах медленно, но зато, разгоревшись, давал необходимое тепло.

С основной массой казаков, проживающих в Бредах и Полтавке, у шахтеров сложились нормальные отношения.

В 1915—1916 гг. началась закладка шахт, уже к 1918 году капиталистам Дворниченко удалось запустить три шахты (№ 1, 2, 6) глубиной 35 м и две (№ 3, 4) глубиной 65 м на Полтавских копях и одну №1 на Брединских. Брединская шахта была глубиной 47 метров.  В Полтавке и Бредах было также несколько разведочных шурфов (дудок) (дудка-шахта без крепей), из которых добывали антрацит, в Бредах велась проходка второй шахты.

До 1918 года уголь добывался только из шахт и дудок Полтавского месторождения.

Добыча из Брединской шахты началась только в 1918 году.

На Полтавских копях в 1915 году было добыто 143,9 тысячи пудов антрацита, в 1916 — 536,2 тысячи пудов, в 1917—1299,3 тысячи.

За год в Бредах было добыто 80 тысяч пудов антрацита, что очень много, если сравнивать с периодом после революции.

Казаки из разных станиц и поселков приезжали в Бреды и Полтавку за антрацитом, ибо уголь нужен был для работы кузниц. Старые шахтеры рассказывали, что полтавский и брединский антрацит добавлялся к другим сортам угля и в таком сочетании шёл в паровозные топки.

Условия труда полтавских и брединских шахтеров были очень тяжелыми. Практически все операции производились вручную. Это был поистине адский труд. Кирка, лопата, тачка — вот основные орудия труда. Требовалось много сил и выносливости, чтобы выдержать такие нагрузки. Но ради куска хлеба люди работали.

Забойщик. Видно, что угольный пласт идёт под наклоном. Уголь добывался преимущественно вручную с помощью кайла.

Забойщик. Видно, что угольный пласт идёт под наклоном. Уголь добывался преимущественно вручную с помощью кайла.

Полтаво-Брединские Угольные копи Карталы

Из забоев уголь лопатой грузился в салазки и перетаскиваля до основных штреков.

Уголь перегружался в вагонетки, и вручную или лошадьми откатывался к шахте или устью штольни до 7 вагончиков за раз. По шахтным стволам вагонетки поднимались на поверхность в клетях при помощи паровых машин. Спуск и подъём рабочих производился по штольням или через ходовое отделение шахтного ствола. Горные выработки первоначально освещали свечи, затем стали использоваться фонари типа «Летучая мышь». Одежда у рабочих была своя, на ноги одевались лапти или кожаные коты. За смену использовалось 2 пары лаптей.

Вентиляция была преимущественно естественная, для усиления тяги пользовались печами.

Откатчик.

Откатчик.

Коногон. В Полтавке лошади не использовались, или использовались мало. В основном была ручная откатка.

Коногон. В Полтавке лошади не использовались, или использовались мало. В основном была ручная откатка.

Лошади жили постоянно в шахтных конюшнях, иногда их вывозили на поверхность, но только ночью, чтобы они не ослепли от яркого света. Лошади в шахту опускались обычно лишь один раз. Несмотря на то, что со временем большинство лошадей под землей слепли, все другие чувства у них развивались необыкновенно.

Большинство лошадей быстро осваивали арифметику. При сцепке каждая вагонетка издавала громкий щелчок. Нормой для лошади были три вагонетки. Попытки заставить их тянуть четыре вагонетки, не приводили ни к чему. Савраски по щелчкам определяли, что им прицепили лишний груз. И даже не пытались стронуть воз с места. Просто стояли и ждали, когда лишнее отцепят.

Добыча графита на Полтавских копях производилась попутно с углём, начиная с 1916 года. Этот графит находил себе применение на Златоустовском заводе. Графит подмешивали к глине для производства тиглей — «плавиленных горшков», графит не давал тиглям растрескиваться при выплавке металлов. Один из секретов производства литой стали в Златоусте состоял в материале, из которого были сделаны «плавиленные горшки». Из графита делали и карандаши.

На обоих месторождениях антрацит был матового цвета с примесью графита. Интересно также отметить присутствие бария в антраците (анализ профессора Овсянникова). «Благодаря примеси меди и бария антрацит в начале горения дает пламя ярко-зеленого цвета», — писал М.И. Липовский, хорошо изучивший оба месторождения и работавший в Полтавке и Бредах. Барий специально добывался в 1933 г. на Гогинском баритовом руднике.

Уголь на обоих месторождениях залегает неглубоко. Но оба месторождения являются сложными, угольные пласты имеют сильно меняющуюся мощность, многие пласты залегают под углом, что затрудняет добычу, угольные залежи нередко выщепляются и выклиниваются. На Брединском месторождении строение пластов более простое, по сравнению с Полтавским. Однако и здесь угольные пласты имеют неустойчивую мощность. Наблюдаются разрывы, пережимы. Кроме того, переход на обработку глубоких горизонтов затруднен из-за повышения с глубиной газоопасности (выделения метана). Полтавское же месторождения сильно обводнено, поэтому на копях «Пионер» постоянно работали насосы, откачивали воду, которую сбрасывали в реку Караталы-Аят. Это в какой-то степени влияло на полноводность реки.

Первостепенное внимание в 1915—1917 году было уделено строительству участка железной дороги от Троицка до Карталов, чтобы скорее соединить рельсовым путем каменноугольные копи «Пионер», находящиеся в двух километрах от станции Карталы.

В состав правления Троицко-Орской железной дороги (председателем правления был А.А. Липский) входили Г.Ф. и В.П. Дворниченко, которые являлись владельцами Полтавских и Брединских копей, а также вели геологические разведки на Бородиновском, Ильясском и других угольных месторождениях. Им дорога нужна была в первую очередь, чтобы развернуть добычу и реализацию угля. В определенной степени Дворниченко и Ко удалось добиться своего. Они сумели пустить дело по нужному руслу.

Поэтому одновременно строилась ветка от станции Карталы к Полтавским угольным копям.  В 1917 году она была проложена. Погрузка угля таким образом велась непосредственно в вагоны.

В 1917 году на участке Троицк — Карталы уже существовало рабочее движение.

На участке Бреды и Байтук рабочее движение было открыто позже на год в 1918 году.

Хотя движение существовало, предприниматели испытывали большие трудности с реализацией антрацита, так как был установлен высокий тариф перевоза угля по железной дороге до Троицка. Это обходилось в копеечку капиталистам.

О запасах угля: в многочисленной специальной литературе приводятся самые различные цифры: от 18 миллионов до нескольких миллиардов. Вопрос о том, какое месторождение больше, тоже спорный. Одни геологи называют Брединское, другие — Полтавское. Но в одном ученые сходятся — в обоих месторождениях уголь высокого качества. Однако Полтавское месторождение славится ещё и тем, что здесь наряду с антрацитом залегает графит. Опыты термической графитации полтавскою антрацита дали исключительно хорошие результаты. Оказалось, что этот антрацит очень легко может быть превращен в искусственный графит, обладающий необыкновенно высокой жирностью и мягкостью. Испытания этого графита в карандашном производстве дали весьма высокие результаты.

А дальше грянула революция… В 1918 г. как разведка, так и эксплуатация участков временно были приостановлены из-за начавшейся Гражданской войны, но возобновились в конце года уже при «белых» под руководством геолога Грушева. Летом 1919 г. разведки вновь были прерваны. К этому времени на копях из почти 500 рабочих осталось только 150 человек. Отступая, «белые» сняли и вывезли все насосы, однако их удалось перехватить и вернуть.

Сленг шахтёров

Тормозок – газетный сверток, в нем варенные яйца, чёрный хлеб, сало соленое. Иногда зеленый лук, чаще несколько зубков чеснока, какие то овощи. Это обед шахтера. Носится обычно за пазухой с алюминиевой флягой чая, которая греет тормозок. Положить тормозок в сторону не пройдет минуты крысы сожрут. Отсюда у шахтеров слово тормозить, садится на пикник под землей, или обеденный перерыв.

Упряжка — полная рабочая смена в забое, или просто в шахте. Молодежь, ученики работают полупряжки. Термин принят давно  в прошлом 19 веке. Шахтеры санками таскали уголь под землей, и первые горнорабочие запрягались как лошадь и часто в узкой выработке тащили санки в углем на коленках. Отсюда, отработать смену – 1 упряжка.

Юшка – пустил юшку, от перегрузки пошла кровь из носа. Такое бывало от разницы давления под землей.

Копытные – расстояние от ствола, до рабочего места пройденное пешком, ползком, иногда по-пластунски. Пешком добираются шахтеры под землей до рабочего места и обратно в одну упряжку.

Кайбаш – помещение, кладовка, склад. Обычно небольшое помещение на поверхности шахтного двора, с дверью, которая закрывается на замок. Там можно получить шанцевый инструмент, молоток. ключи, и все прочее для работы в упряжку.

Корж на сленге шахтеров — это пласт угля, в забое может быть несколько коржей, с прослойками породы.

Бутылёк – это обычно трехлитровая банка бормотухи.

Пить на территории шахты нельзя. Поэтому обычно пьют бутылёк где-нибудь вдали от дороги, или просто в нелюдном месте. В бригаде проходчиков говорят: «Звено спетое и спитое». Отлынивать от коллектива нельзя. Работать всем вместе, пить тоже всем. Бригада обычно 6 человек. 3 литра самогонки на шестерых это по стакану. Часто пьют в мороз без закуски или закусывают, чем осталось от тормозков. Иногда пьют без стакана, глотками прямо с горла бутылька –трехлитровой банки. Ну а тут дни рожденья, праздники, и торжества, свадьбы, крестины там внуки, внучки. И всегда проставляются бутыльком. При всем при этом нельзя назвать шахтера алкашом.

Тягалка — ручная шахтовая лебедка, маленький такой ручной подъемник. Тягалка – так называют её в шахте.

Вага – древний шахтерский рычаг. Подваговать, подважить вагон, когда он забурился.

Забурится – забурился, вагонетка сошла с рельс, чтоб ее поставить снова на рельсы, не толстым бревном ее как рычагом подваживают  подымают 3-4 горняка, и один направляет плечом чтоб она стала на рельсы.

Пингвин — студент горного техникума, ли училища. Молодой работник шахты.

Гора – это территория шахты, поверхность. Угольное предприятие одно из немногих у которого собственное производство под землей а офисы конторы, нарядные по шахтной территории на земле.

Нулевые – горняки погибшие в шахте. Обычно при очередной смерти  говорят – разменял ноль.

Затяжка – элемент крепи шахтной кровли. В проходке закладывают со стороны кровли обычно доски толщиной 30 мм длиной около метра. Часто деревянные затяжки именуются распилом с ударением на а.

Балда – большая кувалда. Иногда ее называют ласково – машка.

Бутить – пустоты в выработке забивают кусками породы, между кровлей и крепью.

350 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Комментарии

avatar
  Подписаться  
Уведомление о