Тиф в Полтавской станице в 1919 году. Александр Ярошецкий

/ Ноябрь 18, 2018/ г. Карталы и район/ 0 комментариев

Предисловие редактора

1919 год. Транссибирская магистраль была забита составами с вагонами, груженными войсками, оборудованием, сырьем, беженцами, и вскоре встала. Колчак был одержим идеей ничего не оставлять «красным». Тухачевский отмечал, что дорога от Омска до Красноярска представляла собой сплошное царство сыпного тифа. Отвалялись в тифу все начдивы и начбриги «красных», в том числе сменивший Тухачевского Р.И. Эйхе. А «перекрасившиеся» генералы Таубе, Красильников и начштаба армии Ивасилов умерли.

Современник писал: «Целые вагоны вымирают от тифа. Врача ни одного. Медикаментов никаких. Целые семьи в бреду. Вдоль дороги трупы. У станций штабеля трупов». На новосибирской станции Кривощеково стояли 3 штабеля по 500 трупов в каждом. Еще 20 вагонов с умершими находились поблизости. Аналогичное положение сложилось повсеместно.

Именно тиф, а не Красная Армия, уничтожил войска Колчака. «Когда наши войска, — писал нарком здравоохранения Н.А. Семашко, — вступили за Урал и в Туркестан, громадная лавина эпидемических болезней (тифов всех трех сортов) двинулась на нашу армию из колчаковских и дутовских войск. Достаточно упомянуть, что из 60-тысячной армии противника, перешедшей на нашу сторону в первые же дни после разгрома Колчака и Дутова, 80% оказались зараженными тифом. Сыпной тиф на Восточном, возвратный, главным образом, на Юго-Восточном фронте, бурным потоком устремились на нас. И даже брюшной тиф, этот верный признак отсутствия элементарных санитарных мероприятий — хотя бы прививок, широкой волной разливался по дутовской армии и перекинулся к нам»"...

Главной военной задачей в весну 1919 года стало захоронение трупов. Промедление не без оснований грозило последствиями полного вымирания населения Сибири. Военные перепробовали многое. Сначала додумались взрывать штабеля с трупами фугасами. Но не хватало бикфордова шнура, а методом детонации — при подбрасывании к зарядам гранат — происходило много ошибок. Врачи в «тройках» запретили «взрывной» метод захоронений. Как будто единственным оставалось рытье братских могил, что в условиях зимы в Сибири приносило много хлопот. Экономисты-белоармейцы подсчитали, что похороны одного трупа обходятся властям в 80 рублей (рытье ямы 6 аршин, обсыпка её негашеной известью), а кремация — всего в 10 рублей. Трупы стали перекладывать в штабеля слоями вместе с дровами, дрова поджигать. Запылали скорбные пожарища. Образовавшийся пепел зарывали в неглубокие ямы. Этот способ себя полностью оправдал.

Как происходила эпидемия тифа в нашем районе, читаем в статье нашего местного краеведа Александра Ярошецкого. Александр принимал участие в Гороховских чтениях в г. Челябинске, которые названы именем краеведа, одного из основателей Челябинского краеведческого музея Ивана Горохова. Впервые они прошли в 2009 году и стали площадкой для обсуждения исторических исследований ученых и краеведов Южного Урала.

16 ноября Александр  выступил в Гороховских чтениях в здании Государственного исторического музея Южного Урала, организованных Министерством культуры Челябинской обл., с докладом по этой статье «Тиф в Полтавской станице в 1919 г.». Данная статья опубликована в книге-сборнике «Гороховские чтения» за 2018 г.

Е.В. Каюков

 

Александр Ярошецкий

Тиф в Полтавской станице в 1919 году

В описях метрических книг Полтавского прихода Казанско-Богородицкой церкви Верхнеуральского уезда, хранящихся в ОГАЧО, самыми последними числятся сшитые метрики за период 1914—1917 гг. Но к счастью – это не самые последние метрические книги данного прихода. Несколько лет назад неожиданно были найдены метрики Полтавского прихода за 1918—1919 гг. в подшивке метрических книг Космо-Дамиановской церкви поселка Анненского Верхнеуральского уезда за 1918—1924 гг. Причём метрики Полтавской церкви занимают основной объём, с начала и до 171-го листа, а метрики Космо-Дамиановской церкви составляют 58 листов, со 171-го до конечного 229-го листа[1]. Путаница была сделана в ЗАГСе г. Карталы, откуда метрические книги поселков Карталинского района были переданы в ОГАЧО.

Эти метрические книги Полтавского прихода за 1918—1919 гг. весьма интересны и необычны как по внешнему виду, так и по содержанию. По внешнему виду — это самодельные метрики, так как стандартные метрические книги на 1918 и 1919 годы из Оренбургской духовной консистории в казачьи сельские приходы уже не были выданы. Священник Петр Громогласов и псаломщик Аполлинарий Смирницкий вносили записи на самостоятельно пролинованных листах плохого качества. С сентября 1919 г. записи стали вестись плохими чернилами непонятного цвета. Хотя согласно декрету Советской власти от 23 января 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», акты гражданского состояния должны были вестись исключительно гражданской властью. Но еще не действовали в те смутные годы в казачьих станицах и поселках отделы записей рождений, браков и смертей. Да и сама советская власть многими воспринималась тогда как что-то временное и несерьезное. Благодаря бескорыстному усердию священника Петра Громогласова и псаломщика Аполлинария Смирницкого сохранились ценные свидетельства истории.

В метрической книге за 1919-й год хорошо виден небывалый ранее высокий процент смертей от тифа. Эта книга наиболее интересна по содержанию. Здесь совершенно особо выделяется список из 35 человек, умерших от тифа военных различных белых частей и двух пленных красноармейцев, погребенных в один день – 22 июля 1919 г.[2]

Список умерших от тифа в Полтавской станицу в 1919 г.

Список умерших от тифа.

…120. Копытин Димитрий – неизвестно какой части;

  1. Халин Игнатий — неизвестно какой части;
  2. Мезняров Павел — неизвестно какой части;
  3. Серебряков Гавриил – 19-го Оренбургского казачьего полка;
  4. Гуляев Феодор — 19-го Оренбургского казачьего полка;
  5. Круглов Георгий – 5-го Запасного полка;
  6. Мезуров Павел – 5-го Запасного полка;
  7. Соколов Александр — неизвестно какой части;
  8. Горшков Семен — неизвестно какой части;
  9. Заплатин Андрей – 7-го Оренбургского полка;
  10. Зайцев Феодор – 3-го Этапного батальона;
  11. Сакаев Василий – 9-го Оренбургского полка;
  12. Панков Иван – 8-го Оренбургского полка;
  13. Трегубов Павел – Этапной сотни 1-го корпуса;
  14. Терошин Николай — неизвестно какой части;
  15. Григорьев Василий – 5-го Запасного батальона;
  16. Балсанов Алексий – 7-й батареи;
  17. Щелкунов Павел – 2-го Этапного батальона;
  18. Урюпин Александр – 9 конн. дополн. военного транспорта;
  19. Лохно Александр – Кустанайского транспорта;
  20. Рыжков Михаил – 1-го полевого подвижного госпиталя;
  21. Белов Василий — 19-го Оренбургского казачьего полка;
  22. Бондаренко Димитрий – 42-го Троицкого полка;
  23. Клявлин Петр – 5-го транспорта;
  24. Долгушов Петр — 5-го Оренбургского казачьего полка;
  25. Бусыгин Яков – 7-го транспорта;
  26. Пушкарев Павел — 1-го полевого подвижного госпиталя;
  27. Макаров Александр – пленный красноармеец;
  28. Вязмин Эдес – пленный красноармеец;
  29. Кузмин Павел – 1-ой отдельной … дивизии;
  30. Суворов Иван — 1-го полевого подвижного госпиталя;
  31. Рыбалкин Петр — 1-го полевого подвижного госпиталя;
  32. Щепок Семен – 42-го Сибирского стрелкового полка;
  33. Пегушов Александр – 5-го Оренбургского кадрового полка;
  34. Кононов Михаил – казак Ключевской станицы.

Помимо этого списка в течении 1919 г. встречаются не менее интересные записи в разделе «О умерших» (выборочно)[3]:

  1. 7 февраля умер / 13 февраля погребен. Прапорщик 5-го Сызранского полка Леонид Орехов (причина смерти – от раны)[4];

(В интернете нашлась следующая информация: «Орехов Леонид, родился 30 мая 1897 г. Из крестьян Смоленской губернии. В службе с 1915 г. Душетская школа прапорщиков. Прапорщик. В белых войсках Восточного фронта; на 16 марта 1919 г. в Офицерской инструкторской роте 3-го Сызранского стрелкового полка. Холост»)[5].

  1. 4 февраля умер / 13 февраля погребен. Казак Шт. окр. Уляев (от простуды);
  2. 28 января умер / 21 февраля погребен. Полтавского поселка казак Иаков Иванов Колобынцев – 36 лет (убит большевиками);
  3. 18 февраля / 24 февраля. Мещанская вдова города Пскова София Викторова Волкова (сыпной тиф);
  4. 28 февраля / 2 марта. Полтавского пос. казак Фаддей Матвиев Шерстобитов – 20 лет (контужен);
  5. 1 марта / 3 марта. Директор Актюбинской учительской семинарии Иван Васильев Мытцо – 41 год (от сыпного тифа);
  6. 4 февраля / 4 марта. Прорывной станицы казак, Челябинского уезда, Михаил Иаковлев Киров – 32 года (от простуды)[6];

(В «Именном справочнике казаков ОКВ, награжденных государственными наградами Российской Империи» (Авторы: Бешенцев В.Г., Завершинский В.И., Козлов Ю.Я., Семенов В.Г., Шалагин А.В.) есть следующие сведения о Михаиле Кирове: а). 3-й военный отдел, отдельный Оренбургский казачий дивизион, награжден серебряной нагрудной медалью «За усердие» на Станиславской ленте; б). 3-й военный отдел, 12-й Оренбургский казачий полк, награжден Георгиевским Крестом 4-й степени № 50876)[7].

  1. — / 4 марта. Казак станицы Изобильной 1-го округа Иван Антонов Красильников – 24 г. (от простуды);
  2. 8 марта / 11 марта. Полтавского пос. казак Василий Семенов Тепляков – 51 год (от тифа);
  3. 16 марта / 18 марта. Кваркенской станицы казака Василия Терентьева Осипова жена Пелагия Герасимова (от тифа);
  4. 18 марта / 20 марта. Полтавского пос. казак Иоанн Григориев Тепляков – 26 лет (от тифа);
  5. 18 марта / 20 марта. Полтавского пос. казачья жена Дария Иоакимова Звездина (от тифа);
  6. 20 марта / 22 марта. Полтавского пос. вахмистра Василия Павлова Щербакова жена Екатерина Стефанова – 41 год (от тифа);
  7. 20 марта / 22 марта. Полтавского пос. казак Димитрий Филиппов Звездин – 55 лет (от тифа);
  8. 17 марта / 23 марта. Таналыкского поселка вахмистр Иоанн Евфимов Попов – 45 лет (от тифа);
  9. 16 марта / 23 марта. Севастопольского поселка казак Филипп Иларионов Екимов – 47 лет (от тифа);
  10. 22 марта / 24 марта. Чернореченской станицы Оренбургского уезда казак Симеон Прокопиев Горшков – 43 года (от тифа);
  11. 22 марта / 24 марта. Мещанина г. Верхнеуральска Григория Стефанова Федяшева жена Клавдия Романова (от тифа);
  12. 23 марта / 25 марта. Полтавского пос. казак Петр Стефанов Колобынцев – 33-х лет (от тифа);
  13. 24 марта / 26 марта. Авзяно-Петровского завода крестьянин Павел Семенов Симонов – 60 лет (от тифа);
  14. 24 марта / 26 марта. Полтавского пос. казака Илии Петрова Лопатина сын Иоанн – 13 лет (от тифа);
  15. 25 марта / 31 марта. Мещанин г. Троицка Петр Самсонов Бекетов – 23 года (от тифа);
  16. 29 марта / 31 марта. Ново-Николаевского поселка казака Лаврентия Иванова Пустоханова сын Косма – 18 лет (от тифа);
  17. 4 апреля / 6 апреля. Г. Орска мещанская жена Агрипина Ермолаева Малюкова (от тифа);
  18. 14 апреля / 16 апреля. Мещанина г. Верхнеуральска Антипа Андреева Богрова дочь Анна (от тифа);
  19. 15 апреля / 17 апреля. Мещанина г. Орска Ивана Никанорова Николаева дочь Мария (от тифа);
  20. 16 апреля / 18 апреля. Мещанин г. Верхнеуральска Николай Стефанов Которов – 49 лет (от тифа);
  21. 16 апреля / 18 апреля. Полтавского пос. казак Василий Петров Шерстобитов – 33 года (от тифа);
  22. 20 апреля / 22 апреля. Мещанин г. Орска Павел Иванов Николаев – 35 лет (от тифа);
  23. 23 апреля / 25 апреля. Полтавского пос. казак Стефан Львов Макеев – 58 лет (от тифа);
  24. 23 апреля / 25 апреля. Помощник командира 20-го Оренбургского казачьего полка есаул Иван Николаев Ногаев – 40 лет (от тифа);
  25. 23 апреля / 25 апреля. Письмоводитель 1-го подвижного полевого госпиталя Василий Димитриев Смирнов – 35 лет (от тифа);
  26. 23 апреля / 25 апреля. Казак 9-го конного транспорта Александр Урюпин (от тифа);
  27. 25 апреля / 27 апреля. Мещанин г. Троицка Флор Иосифов Баранов – 33 года (от тифа);
  28. 26 апреля / 28 апреля. Мещанская вдова г. Верхнеуральска Евдокия Семенова Васильева – 6… (от тифа);
  29. 27 апреля / 29 апреля. Медицинский фельдшер станции Карталы Вячеслав Константинов Захаржевский – 42 года, католического вероисповедания (от воспаления печени);
  30. 1 мая / 2 мая. Гражданин г. Казани Георгий Алексеев Нестеров – 38 лет (от тифа);
  31. 1 мая / 3 мая. Чиновник военного времени, начальник связи 2-го военного корпуса, житель города Вольска Саратовской губернии Владимир Лаврентиев Чалов – 28 лет (от тифа);
  32. 1 мая / 3 мая. Военнопленный бекеяныш Австро-венгерской армии Иоанн Бекке – 42 года, католик (порок сердца);
  33. 5 мая / 7 мая. Казака Могутовского поселка Павла Яковлева Стрельникова жена Агрипина Васильева – 38 лет (от тифа);
  34. 12 мая / 14 мая. Казак Арсинского поселка Пуд Петров Рябов – 40 лет (от тифа);
  35. 12 мая / 14 мая. Казак Могутовской станицы Василий Семенов Белов – 32 года (от тифа);
  36. 12 мая / 14 мая. Казак Кабанского поселка Кочкарской станицы Михаил Филиппов Рыжков – 39 лет (от тифа);
  37. 15 мая / 17 мая. Полтавского пос. казака Алексея Матвеева Шерстобитова жена Наталия Георгиева (от тифа);
  38. 27 мая / 29 мая. Казак Кукушинского поселка Верхнеувельской станицы Троицкого уезда Тимофей Георгиев Савостьянов – 45 лет (от тифа);
  39. 30 мая / 1 июня. Казак 2-й Ключевской станицы Троицкого уезда Петр Петров Клявлин – 23 года (от тифа);
  40. 26 марта / 6 июня. Казак Калпатской станицы и поселка Орского уезда Андрей Космин Ляпин – 40 лет (от тифа);
  41. 4 июня / 6 июня. Верхнеуральского мещанина Андрея Яковлева Мешалкина сын Никандр – 5 лет (от тифа);
  42. 5 июня / 7 июня. Казак Полтавского пос. Стефан Павлов Звездин – 25 лет (от тифа);
  43. 21 июня / 23 июня. Владимирского поселка казак Трофим Тимофеев Бухтояров – 21 год (от тифа);
  44. 23 июня / 25 июня. Полтавского поселка казачья жена Матрена Антониева Шерстобитова – 76 лет (от тифа);
  45. 26 июня / 28 июня. Полтавского пос. урядника Ивана Максимова Неклюдова сын Максим – 12 лет (от тифа);
  46. 9 июля / 11 июля. Ново-Николаевского поселка казак Иаков Стефанов Сироткин – 58 лет (от тифа);
  47. 11 июля / 14 июля. Чебаркульского поселка казака Александра Прокопиева Колодкина сын Василий – 8 лет (от тифа);
  48. 11 июля / 14 июля. Потомственного почётного гражданина Сергия Гавриилова Хмелевского сын Георгий – 2 лет (от младенческой);
  49. 16 июля / 17 июля. Ветеринарный фельдшер Неплюевского поселка Павел Михайлов Богдановский – 28 лет (от чахотки);
  50. 20 июля / 22 июля. Полтавского пос. казак Михаил Григориев Алабужин – 65 лет (от тифа);
  51. 29 июля / 31 июля. Казака Полтавской станицы Константина Стефанова Борисова жена Гликерия Михайлова – 40 лет (от тифа);
  52. 30 июля / 1 августа. Казак 10-го Оренбургского казачьего полка Стефан Долганов – неизвестно скольких лет (от раны);
  53. 6 августа / 8 августа. Казака Полтавской станицы Ивана Георгиева Красильникова сын Николай – 11 лет (от тифа);
  54. — / 9 августа. Разсыпной станицы казак Иоанн Иаковлев Малахов – 4-го Атаманского Углицкого полка, состоящий в пулемётной команде — 19 лет (убит на фронте);
  55. 9 августа / 11 августа. Казак Полтавской станицы Димитрий Тимофеев Ложников – 40 лет (от тифа);
  56. 20 августа / 22 августа. Полтавской станицы казака Василия Михайлова Неклюдова жена Агафия Иванова – 2... лет (от тифа);
  57. 20 августа / 22 августа. Мещанин города Кострома Сергий Василиев Комаровский – 39 лет (от тифа);
  58. 23 августа / 25 августа. Полтавской станицы казак Василий Стефанов Лопатин – 63 года (от тифа);
  59. — / 29 августа. Полтавской станицы урядник Гавриил Петров Лаптев – 44 года (убит);
  60. 4 сентября / 6 сентября. Крестьянка Кустанайского уезда Варвара Трофимова Степанова – 3... лет (от тифа)[8].

Нужно отметить, что 5 человек из списка погребенных 22 июля (№128. Горшков Семен — неизвестно какой части; №138. Урюпин Александр – 9 конн. дополн. военного транспорта; №140. Рыжков Михаил – 1-го полевого подвижного госпиталя; №141. Белов Василий — 19-го Оренбургского казачьего полка; №143. Клявлин Петр – 5-го транспорта) совпадают с умершими людьми с теми же именами и фамилиями, отмеченными в метрической книге за 1919-й год гораздо ранее (№31. 22 марта / 24 марта. Чернореченской станицы Оренбургского уезда казак Симеон Прокопиев Горшков – 43 года — от тифа; №62. 23 апреля / 25 апреля. Казак 9-го конного транспорта Александр Урюпин — от тифа; №73. 12 мая / 14 мая. Казак Могутовской станицы Василий Семенов Белов – 32 года — от тифа; №74. 12 мая / 14 мая. Казак Кабанского поселка Кочкарской станицы Михаил Филиппов Рыжков – 39 лет — от тифа; №84. 30 мая / 1 июня. Казак 2-й Ключевской станицы Троицкого уезда Петр Петров Клявлин – 23 года — от тифа). Если это одни и те же люди, то видимо, путаницу внес псаломщик Полтавского прихода Аполлинарий Смирницкий, так как именно его рукой заполнены метрические книги за 1918—1919 годы. Все они умерли от тифа. Есть сведения о казаке Кабанского поселка Кочкарской станицы Михаиле Рыжкове: 3-й военный отдел, 3-й Оренбургский казачий полк, награжден Георгиевской медалью 4-й степени № 180353[9].

Метрическая книга Казанско-Богородицкой церкви Полтавской станицы позволяет проследить динамику смертности от тифа за 1919-й год. Самая первая запись об умерших от сыпного тифа появилась в феврале под № 11: 18 февраля / 24 февраля. Мещанская вдова г. Пскова София Викторова Волкова (сыпной тиф)[10]. Вторая запись об умерших от тифа — в самом начале марта под № 15: 1 марта / 3 марта. Директор Актюбинской учительской семинарии Иван Васильев Мытцо – 41 год (от сыпного тифа)[11]. Это первые жертвы страшной эпидемии, зафиксированные в метриках, в Полтавской станице. Оба эти человека — приезжие, неместные, оказавшиеся из-за гражданской войны на Южном Урале. Возможно, одни из тех, кто привез заразную болезнь в Полтавскую станицу.

О директоре Актюбинской учительской семинарии: «В 1917 г., на основании постановления Временного правительства, произошли изменения в штате учительской семинарии. Личный состав служащих Актюбинской учительской семинарии стал составлять 13 человек:

  1. Директор Иван Васильевич Мыцо, окончивший Петроградский университет»[12].

В марте и апреле 1919 г. в Полтавской станице наблюдается пик смертей от сыпного тифа местного казачьего населения и приезжего люда. В марте 1919 г. умерли от сыпного тифа – 18 чел., в апреле – 15 чел., в мае – 8 чел., в июне – 10 чел. В июле 1919 г. умирает от тифа сначала 4 человека, потом, 22 июля, погребены 35 военных (из вышеприведенного списка), умерших от тифа, и в самом конце месяца умирает еще один человек – казачья жена Полтавской станицы Гликерия Михайлова Борисова. Итого – 40 человек. Если первые четыре и самая последняя жертвы тифа за июль 1919 г. умерли в Полтавской станице в определенный день и похоронены на третий день (как положено по православной традиции). То у всех 35-ти человек из списка военных в метрической книге отмечен только день погребения и отсутствует дата смерти. И умерли они не в Полтавской станице. По всей видимости, все эти 35 человек прибыли на станцию Карталы из г. Троицка уже мёртвыми в вагоне поезда ~ 21-22 июля 1919 г. Они умирали от тифа в пути и никто не фиксировал точно время их кончины.

Далее в августе 1919 г. в Полтавской станице умерло от сыпного тифа – 8 чел. и в сентябре – также 8 чел.[13]. Данные об умерших за октябрь, ноябрь и декабрь 1919 г. в метрической книге отсутствуют.

По рассказу Марии Федоровны Осиповой (в девичестве Баталовой), 1911-го года рождения, коренной жительницы Полтавского поселка, умерших от тифа хоронили отдельно от приходского кладбища, недалеко от него, в поле.

Особый интерес представляет умерший от тифа под № 60 есаул Иван Николаевич Нагаев. Записано, что он умер 23 апреля 1919 г. Погребен 25 апреля 1919 г. на приходском кладбище Полтавской станицы. Указана должность — помощник командира 20-го Оренбургского казачьего полка. Фамилия Ногаев записана через букву «о» неправильно. Указан срок его земной жизни – 40 лет[14].

Запись о есауле Ногаеве.

Запись о есауле Ногаеве.

Умерли от тифа в этот же день, 23 апреля 1919 г., в Полтавской станице помимо есаула Ивана Нагаева еще три человека: Полтавского поселка казак Стефан Львов Макеев (58 лет); письмо-водитель 1-го подвижного полевого госпиталя Василий Димитриев Смирнов (35 лет); казак 9-го конного транспорта Александр Урюпин. Все они погребены также в один день – 25 апреля[15]. Это было на Пасхальной неделе. Великий праздник Пасхи в 1919 году приходился на 20 апреля. Он выдался для большинства людей в России горьким, голодным и совсем нерадостным.

Есть данные о Василие Смирнове. До гражданской войны он был младшим писарем Управления по хозяйственной части 3-го военного отдела. Награжден серебряной нагрудной медалью «За усердие» на Станиславской ленте[16].

Сведения об есауле И.Н. Нагаеве есть во многих источниках. В книге А.В. Ганина и В.Г. Семенова «Офицерский корпус Оренбургского Казачьего Войска 1891—1945»: «Нагаев Иван Николаевич (20.06.1880 г. — ?) — из 2-го военного отдела ОКВ (по другим документам — из станицы Бердской 1-го военного отдела ОКВ). Окончил Оренбургский Неплюевский кадетский корпус и Оренбургское казачье юнкерское училище по 2-му разряду. На службе с 04.10.1897 г. Хорунжий (с 3.07.1902). Сотник (с 1.07.1906). Подъесаул (с 5.10.1910) . Есаул (на 1917). Войсковой старшина. Служба: в 1-м ОКП (1900), участник Русско-японской войны во 2-м Читинском полку Забайкальского Казачьего Войска, в 14-м ОКП (1906), в 1-м ОКП (11.01.1913—1916). Помощник старшего адъютанта штаба 1-го военного отдела ОКВ (1917). Командир 20-го ОКП. Награды: ордена Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» (1904), Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом»[17].

Орден Св. Анны 4-й ст. с надписью «За храбрость» хорунжий Иван Нагаев получил  Высочайшим приказом (ВП) от 29 октября 1904 г. «за отличия в делах против японцев с 20 апреля по 4 июля 1904 г.»[18]. Орденом Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом Иван Нагаев был награжден за боевые отличия на Первой мировой войне (Пожалован 3-й степенью ордена ВП от 6.05.1914 г. «Р» №1230, 1914)[19].

В «Энциклопедии Челябинской области» в статье «Нагаевы» В.С. Кобзов и В.Г. Семенов приводят такие сведения: «Нагаев Иван Николаевич (20.06.1880 — дата смерти неизвестна), участник рус. -япон. и 1-й мир. войн, есаул. Окончил Оренб. казачье училище по 2-му разряду. На службе с 1897 г. Хорунжий (1902), сотник (1906), подъесаул (1910). В рус. -япон. войну служил во 2-м Читинском полку Забайкальского казачьего войска; в 1-ю мировую войну командир конной саперной команды Оренб. казачьей дивизии (с 1917 г. Первая Оренб. казачья дивизия). За боевые отличия награжден орденом Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом. Дальнейшая его судьба неизвестна»[20].

Благодаря записям в метрической книге за 1919 г. стала известна дальнейшая судьба Ивана Николаевича Нагаева и последние трагические страницы в судьбах множества других людей: точные даты смерти, погребения, а также место последнего пристанища. Зная дату его рождения, выясняется, что умер от тифа он не в 40 лет, а на 39-м году жизни. Из другого источника известно, что у него была жена Дарья Ивановна и двое сыновей, старшего из которых звали Василий[21].

Статистические данные о видах потерь в годы Гражданской войны в России свидетельствуют, что доля санитарных превышало боевые. Исследование, проведенное под руководством генерал-полковника Г. Ф. Кривошеева, показало, что если в 1918 г. потери заболевшими и умершими от болезней составляли около 138 тыс. чел., то уже в 1919 г. выросли до 1 млн. 275 тыс., а в 1920 г. – до 2 млн. 908 тыс. человек. Основной причиной их роста был тиф, который опередил все другие виды эпидемических инфекций: холеру, дизентерию, оспу и пр. Только по зафиксированным данным в 1918—1923 гг. было зарегистрировано свыше 7,5 млн. случаев заболеваний сыпным тифом; умерло от него более 700 тыс. чел. Но и эти данные не являются полными[22].

Во время гражданской войны сыпной тиф приобрел характер катастрофы. Тиф называли «царем эпидемий». Только в течение 1919 и 1920 годов болело около 5 млн. человек. Эти официальные данные известный гигиенист А. Н. Сысин считал заниженными в три раза, а видный микробиолог и общественный деятель Л. А. Тарасевич относился к ним еще более критически, считая, что в действительности тифом переболело около 25 млн. человек[23].

Давно известно, что во время стихийных бедствий, голода, войны начинаются эпидемии сыпного тифа. Плохое питание, плохие бытовые условия и скученность — вот те моменты, которые обычно играют первостепенную роль в развитии сыпного тифа. Войны всегда давали значительное количество заболеваний сыпным тифом. Организм, ослабленный другими болезнями, делается особенно восприимчивым к сыпному тифу (и наоборот). Недаром эпидемии сыпного тифа следуют за другими эпидемиями или им предшествуют или, наконец, сопутствуют.

В годы гражданской войны (1918—1922) сыпной тиф перевозился по железным дорогам с фронта преимущественно беженцами и заражал районы, до того свободные от эпидемии. Грязь и личная неопрятность, связанные с бедностью, являются факторами, дополняющими перечень условий, благоприятствующих развитию эпидемии. Сыпной тиф должен быть назван типичной зимне-весенней болезнью, как правило, наблюдается усиление тифа зимою и ослабление летом. Сыпной тиф нужно считать болезнью умеренного и холодного климата. Чаще всего болеют люди в молодом возрасте[24].

Плакат 1919 г. Разносчиком тифа являлась тифозная вошь.

Плакат 1919 г. Разносчиком тифа являлась тифозная вошь.

Первые случаи заболевания тифом эпидемического характера на Северном Кавказе, Дону и Украине появились в самом начале 1918 г., во время демобилизации армии, когда тысячи солдат из-за снежных заносов скапливались в помещениях вокзалов. К лету 1918 г. он уже распространился и на обывателей, хотя и очень медленно. Меньше болели кавалеристы, т.к. они больше находились на воздухе, часто ночевали в сараях вместе с лошадьми, а не в помещениях с заразными больными, которых невозможно было отделить от здоровых[25].

Размах эпидемии не только ослаблял армию как боевую силу, но он подрывал доверие армии к своему командованию. Сотрудник политотдела 12-й армии Степан Триандафилов сообщал о высказываниях красноармейцев 11-й армии во время отступления зимой 1918—1919 г., что это им урок за то, что пошли за революцией[26].

Описание «эшелонов смерти» – поездов-лазаретов, застрявших в станционных тупиках или в заснеженных полях, когда на весь состав не находили ни одного выжившего, встречается в воспоминаниях очевидцев. Летом 1919 г. тиф поразил центр страны[27].

Белая армия, наступая на Москву, оказалась в самом эпицентре эпидемии. Инфицированные офицеры и рядовые отправлялись в тыл. Железная дорога, грязные вагоны и скученность пассажиров стали основным источником заражения. В январе 1919 г. тиф докатился и до столиц белого сопротивления на Юге. В Новочеркасске на годовщину смерти Каледина умер от сыпного тифа генерал от инфантерии Н.И. Иванов. В начале 1919 г. командующий Кавказской добровольческой армией П.Н. Врангель тяжело переболел сыпным тифом. Но в целом зимой 1919 г. армия Деникина еще не была поражена тифом в той мере, что Красная армия[28].

Летом-осенью 1919 г. в центре страны встретились разные популяции тифозных бактерий из Сибири и с Юга. Из рассказа В.Ф. Белоусова, оказавшегося в это время в Оренбурге: «Такого тифа и старики не помнят. 8 октября свалился я сам сыпняком и за мной и вся семья. Не буду описывать всех ужасов пережитых в Оренбурге, все четверо мы как пласты пролежали больше четырех месяцев, перенеся все возвратные, брюшные и т.п. тифы»[29].

Сыпной и возвратный виды тифа вызываются разными видами возбудителей и сопровождаются разным течением болезни и клиническими признаками. У возвратного тифа выше летальность при отягчающих ход болезни сопутствующих условиях и при отсутствии ухода за больным. Этот вид тифа сопровождается и более тяжелыми осложнениями, среди которых наиболее распространенными и тяжелыми были поражения сердца – миокардит – и нервной системы – головные боли, параличи, парезы, разнообразные психические нарушения. Очевидцы описывали случаи сумасшествия, наступившего после тифа, — у людей развивалась мания преследования, галлюцинации, депрессия[30].

Казаки-уральцы говорили, находясь в советском плену: «Не большевики нас сломили, а тиф, который занесли к нам большевики»[31].

Какая же ситуация была с тифом на Южном Урале, и конкретно на территории Верхнеуральского уезда, к которому относилась Полтавская станица?

На Урале он выкашивал в отдельных населенных пунктах до 10 % жителей. Напр., в уездном г. Верхнеуральске Объединенная санитарная комиссия 27 марта 1919 г. постановила, ввиду всё увеличивающегося числа заболеваний в городе сыпным тифом, закрыть до пасхальных каникул все учебные заведения, кинематограф и цирк. Но так как эпидемия сыпного тифа не уменьшалась, а даже усиливалась, то карантин продлили и дальше. Межведомственная противоэпидемическая комиссия вследствие развития в г. Верхнеуральске тифозной эпидемии предложила отменить рукопожатия[32].

2 апреля 1919 г. в 12 часов дня умер священник Свято-Николаевского собора Верхнеуральска Виктор Евграфович Святин, заразившись сыпным тифом во время своих частых посещений больных для напутствия в тюрьме и общем бараке (его сын – известный митрополит Виктор, в миру Леонид Викторович Святин, последний начальник Российской духовной миссии в Китае). На следующий день, 3 апреля, в 8 часов вечера в Верхнеуральске от сыпного тифа скончался на 39-м году жизни заведующий медицинским отделом Верхнеуральского уездного земства, доктор Николай Константинович Богданович. У него осталась семья из 8 человек, 5 из которых малолетние дети. В 1906 г. окончил медицинский факультет в Казани. С 1 мая 1917 г. он оказался в Верхнеуральске. В условиях гражданской войны сумел реформировать и привести в стройный вид медицинский отдел земства, создал аптекарский склад, открыл и оборудовал новые врачебные и фельдшерские пункты для борьбы с эпидемией тифа. Жертвой сыпного тифа стал и статский советник Николай Андреевич Буренин-Петров, который был инспектором Верхнеуральского Александровского высшего начального училища, а также редактировал газеты в Верхнеуральске (в 1917 г. — «Верхнеуралец», а в 1919 г. — «Уральский маяк»). 20 июля 1919 г. городская власть Верхнеуральска приняла решение об эвакуации. Н.А. Буренин-Петров вместе с младшим 16-летним сыном Николаем во время отступления от большевиков умерли в Кустанае от сыпного тифа[33].

В апреле – июле 1919 г., после ряда операций на Восточном фронте, развивавшихся для «белых» и «красных» с переменным успехом, в военно-стратегической ситуации на Урале произошел перелом. В июле Красная Армия одержала решающие победы, взяв под свой контроль всю территорию Урала. Последними из значительных центров были завоеваны Екатеринбург (14 июля) и Челябинск (24 июля).[34] 30 июля 1919 г. началась эвакуация белых из г. Троицка в Кустанай и Орск. По железной дороге Троицк-Карталы-Байтук белые эвакуировали из Троицка всё, что можно было погрузить. Красные части заняли г. Верхнеуральск 24 июля 1919 г. и г. Троицк 4 августа 1919 г. Защищая Полтавскую станицу и станцию Карталы, белые установили две артбатареи.[35] 22 августа 1919 г. красные, сломив сопротивление белых, заняли Полтавскую станицу и станцию Карталы.[36] Станица Полтавская с прилегающей станцией Карталы из-за наличия железной дороги, телефонной и телеграфной связи стала в годы гражданской войны важным стратегическим пунктом[37].

Примечания:

[1] ОГАЧО. Ф. И–226. Оп. 19. Д. 46. Л. 1-229.

[2] ОГАЧО. Ф. И–226. Оп. 19. Д. 46. Л. 158об. — 159об.

[3] ОГАЧО. Ф. И–226. Оп. 19. Д. 46. Л. 138об. — 168.

[4] ОГАЧО. Ф. И–226. Оп. 19. Д. 46. Л. 139об.

[5] Участники Белого движения в России. [Электронный ресурс]. URL: http://погибшие.рф/arhiv/uchastniki-grazhdanskoj-vojny/uchastniki-belogo-dvizheniya-v-rossii-o.html

[6] ОГАЧО. Ф. И–226. Оп. 19. Д. 46. Л. 138об.

[7] Бешенцев В.Г., Завершинский В.И., Козлов Ю.Я., Семенов В.Г., Шалагин А.В. Именной справочник казаков ОКВ, награжденных государственными наградами Российской Империи.Челябинск: Край Ра, 2015. С.292.

[8] ОГАЧО. Ф. И–226. Оп. 19. Д. 46. Л. 168.

[9] Бешенцев В.Г., Завершинский В.И., Козлов Ю.Я., Семенов В.Г., Шалагин А.В. Именной справочник казаков ОКВ, награжденных государственными наградами Российской Империи.Челябинск: Край Ра, 2015. С.319.

[10] ОГАЧО. Ф. И–226. Оп. 19. Д. 46. Л. 138об.

[11] ОГАЧО. Ф. И–226. Оп. 19. Д. 46. Л. 139об.

[12] Абдрахманова Р.Л. История становления и развития народного образования Западного Казахстана (1841—1941 гг.). Дис.: Уральск: Западно-Казахстанский гос. ун-т, 2010.[Электронный ресурс]. URL: http://libed.ru/knigi-nauka/364680-3-istoriya-stanovleniya-razvitiya-narodnogo-obrazovaniya-zapadnogo-kazahstana-1841—1941gg.php

[13] ОГАЧО. Ф. И–226. Оп. 19. Д. 46. Л. 162об. — 168.

[14] ОГАЧО. Ф. И–226. Оп. 19. Д. 46. Л. 146об. — 147.

[15] ОГАЧО. Ф. И–226. Оп. 19. Д. 46. Л. 146об. — 147об.

[16] Бешенцев В.Г., Завершинский В.И., Козлов Ю.Я., Семенов В.Г., Шалагин А.В. Именной справочник казаков ОКВ, награжденных государственными наградами Российской Империи.Челябинск: Край Ра, 2015. С.379.

[17] Ганин А.В., Семенов В.Г. Офицерский корпус Оренбургского Казачьего войска 1891—1945. М.: Русский путь. Русское Зарубежье, 2007. С.389.

[18] Список гг. генералам, штаб и обер-офицерам, Всемилостивейше награжденных производством в следующие чины за боевые отличия в текущую японскую войну. [Электронный ресурс]. URL: http://pandia.ru/text/78/016/008353.php

[19] Высочайшие приказы о чинах военных. [Электронный ресурс]. URL: http://forum.vgd.ru/post/395/77463/p2195321.htm

[20] Кобзов В.С.,Семенов В.Г. Нагаевы // Челябинская область: энциклопедия / гл. ред. К.Н. Бочкарев. Т.4. Челябинск: Каменный пояс, 2008. С.446.

[21] Исторические записи и семейные деревья. [Электронный ресурс]. URL: myheritage.com›names/иван_нагаев

[22] Морозова О.М. Тифозная вошь в солдатской шинели // Научно-культурологический журнал.2013.№1 (257). [Электронный ресурс]. URL: http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu- www.woa/wa/Main?level1=authors&userid =763

[23] Токаревич К.Н., Грекова Т.И. По следам минувших эпидемий. Ленинград: Лениздат, 1986. С.58.

[24] Златогоров С.И. Сыпной тиф. Киев: Госмедиздат УСРР, 1929. [Электронный ресурс]. URL: http://sohmet.ru /books/item/f 00/ s00/z0000004/st002.shtml

[25] Морозова О.М. Тифозная вошь в солдатской шинели // Научно-культурологический журнал. 2013. № 1 (257). [Электронный ресурс]. URL: http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu- www.woa/wa/Main?level1=authors&userid =763

[26] Там же.

[27] Там же.

[28] Там же.

[29] Там же.

[30] Там же.

[31] Там же.

[32] Вернигоров А.М. Тайны Верхнеуральского некрополя (ч.3). Котя Менжулин, или Царь-тиф // Верхнеуральский извозчик. 2013. № 1 (257). [Электронный ресурс]. URL:http://www.relga.ru/Environ/ WebObjects/tgu-www.woa/wa/Main?level1=authors&userid =763

[33] Там же.

[34] Нарский И. В. Будни в катастрофе: условия существования на Урале в 1919 г. (вступительная статья) / Год 1919: Урал на изломе. Коллекция уральских газет. Челябинск, 2001. [Электронный ресурс]. URL: http://resources.chelreglib.ru:6007/papers/ural1919/html/budni_v_kat.htm.

[35] Булучевский Н.В. Из истории родного края. Челябинск: Челябинский Дом печати, 2000. С.49-50.

[36] Алентьев Ю.М. Карталинский район. Магнитогорск, 1995. С.42.

[37] Булучевский Н.В. Из истории родного края. Челябинск: Челябинский Дом печати, 2000. С.51.

35 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Комментарии

avatar
  Подписаться  
Уведомление о