Исторический поход учеников СШ №2 п. Солнечный 1967 г

/ Май 14, 2018/ Казачество и купечество до революции 1917 г./ 0 комментариев

Туристический поход учеников Средней школы №2 п. Солнечный 1967 года. Встречи с участниками событий происходивших в годы революции на территории Полтавского (Карталинского) района.

Из статьи Евгения Красавцева (из дневника Ирины Андрющенко).

Маршрут (поход учеников СШ №2 п. Солнечный 1967 г.)

Маршрут похода 1967 г. (Карталы-Джабык).

Маршрут похода 1967 г. (Карталы-Джабык).

Посёлок Ольховка

В Ольховке прежде всего отправились к Артамоновой Федосье Васильевне. Муж её Фёдор Фёдорович находился под командованием Блюхера. Вот что мы от неё узнали.

Всего Артамоновых было три брата: Егор, Яков и Фёдор. При образовании Советской власти Егор служил милиционером и был убит бандитами.

Яков был пойман «белыми» под Миассом и казнён. Ему отрубили все пальцы, отрезали уши, из кожи спины вырезали ремни. После пыток тело Якова бросили в навоз. Фёдор забрал тело брата и перевёз в Верхнеуральск, только когда «белые» оттуда отступили Яков был похоронен. Через некоторое время Верхнеуральск опять был занят «белыми».

Фёдор Артамонов ушёл в партизаны добровольцем в отряд Каширина в Верхнеуральске. Его жена Федосья вместе с Анной Ждановой отправились в Верхнеуральск за мужьями, по слухам там стояли партизаны. На пути они встретили отряд Дутова и видели бой между партизанами и «белыми». Отряд «красных» рассеяли. Женщины решили вернуться домой в Великопетровку. Федосья остановилась в доме отца. Ночью за ней пришли два казака и повели на допрос, спрашивали о муже, о партизанах.

Хотели её расстрелять, но заступились старики и Федосью отпустили. Через два дня её снова повели на допрос. Допрашивал её сам Дутов и два офицера из Полтавки. Спрашивали куда она дела мужа, так как им известно, что она привезла его в Великопетровку. Показаний от неё они так и не добились. Артамонову отпустили, но запретили выезжать из станицы.

Дом Артамоновых ограбили, к тому же пала лошадь. Обирали и белоказаки и свои же односельчане. Жизнь в это время для Федосьи была тяжёлой. Фёдор Артамонов умер в 1933 году.

Мы поблагодарили Федосью Васильевну за рассказ. На прощанье она подарила нам бумажник мужа, его фотографию и копию одного документа. Некоторые документы мы переписали. Перед уходом сфотографировались вместе с Федосьей Васильевной, записали её адрес: ул. Пьянзина д. 15. Обязательно вышлем ей фотографии. На этой же улице находится дом, где родился Иван Семёнович Пьянзин. Мы сфотографировались возле этого дома.

Ученики школы №2 п. Солнечный возле дома, в котором родился герой Советсткого Союза И.С. Пьянзин, п. Ольховка, 1967 г.

Ученики школы №2 п. Солнечный возле дома, в котором родился герой Советсткого Союза И.С. Пьянзин, п. Ольховка, 1967 г.

Село Великопетровка

В Великопетровке отправились к Анне Александровне Ждановой. От неё узнали следующее… Её муж, Афанасий Сергеевич Жданов родился в Ольховке, его отец был лесником. В 1914 году Афанасия призвали на фронт. В бою он был ранен. Два месяца пролежал в госпитале. Через четыре месяца после ранения вернулся домой.

В лихие годы А. Жданов по политическим соображениям примкнул к «красным».

В Великопетровку зашёл отряд Дутова. Афанасий покупал в это время гостинец для дочери, его предупредили о приезде Дутова, но скрыться он не успел, его выдали местные жители. Казаки повели его на допрос, где раздели, обыскали, но узнать от Жданова ничего не смогли. Хотели дать ему пятьдесят розг, но передумали. Жданову удалось бежать. Вместе с женой Жданов смог выехать из Великопетровки. Четыре месяца они прожили на стороне. О белых в селе не было слуху и они вернулись домой. Начался сев и они выехали в поле на пашню.

Через неделю в селе снова появился отряд Дутова. Жданов с Артамоновым ушли партизанить в Верхнеуральск. «На троицу, оставив детей у матери, я отправилась в Верхнеуральск к мужу. Время было тревожное. Чтобы незаметно покинуть Великопетровку, отправилась в дорогу пешком, а когда посчастливится передвигалась на попутных подводах, так я добралась до Верхнеуральска. С помощью знакомых разыскала мужа, он в то время работал в штабе каширинского отряда в Верхнеуральске, но задержаться в городе долго не пришлось: красные отряды готовились отступать в Белорецк. Надо было скорее возвращаться домой, где осталось трое детей. Младшего, Дмитрия, я совсем недавно отняла от груди.

Николай Дмитриевич Каширин - командир красного партизанского отряда г. Верхнеуральск, 1918 г.

Николай Дмитриевич Каширин — командир красного партизанского отряда г. Верхнеуральск, 1918 г.

По дороге назад случился бой между партизанами-каширинцами и «белыми». Дутовцы взяли Верхнеуральск.

Дутов с группой верных ему офицеров в г. Верхнеуральск, когда столица Оренбургского края была занята большевиками, создавал повстанческую армию. После попытки массовой мобилизации казаков стало ясно, что здесь казачество раскололось на два враждебных лагеря. Дутова поддержали в основном старые казаки и офицеры, а вот молодые казаки, только вернувшиеся с фронта пошли за братьями Кашириными, поддержавшими Советскую власть. Дутов и Каширины прекрасно знали друг друга по Оренбургскому училищу в котором учились братья, а Дутов был у них преподавателям. Попытки атамана привлечь на свою сторону братьев Кашириных так и не увенчались успехом и стали они непримиримыми врагами до конца своих дней.

Верхнеуральск, митинг-демонстрация красногвардейцев-партизан, рабочих и граждан города 1 мая 1918 г.

Верхнеуральск, митинг-демонстрация красногвардейцев-партизан, рабочих и граждан города 1 мая 1918 г.

Нелёгок был путь обратно в Великопетровку. Осталось несколько вёрст до дома. Вот уже и бугор, за которым расположен родной поселок. Ещё немного, и я увижу своих малышей. Но в этот день мне так и не удалось попасть домой. На самом бугре меня арестовал патруль. Это были свои, великопетровские казаки. Они-то хорошо знали меня с самого детства. Их не обманешь рассказами о том, что ездила в гости к крёстному или на ярмарку в Верхнеуральск.

Меня привели в дом Петровых, где остановился на постой крупный казачий чин. Говорили, это был сам Дутов... Почти полвека прошло с того дня, мне уже пошёл восьмой десяток, но как наяву вижу злобный взгляд, огромное жирное тело, затянутое в офицерский китель, и чувствую за собой холодный металл обнаженного оружия конвоиров. Офицер был сначала вежлив, затем маска доброжелательности слетела с его толстого лица, посыпались угрозы и оскорбления.

Атаман Оренбургского казачьего войска Александ Ильич Дутов, 1920 г.

Атаман Оренбургского казачьего войска Александ Ильич Дутов, 1920 г.

Открывая 7 декабря 2-й очередной Войсковой Круг Оренбургского казачьего войска, Дутов говорил:

«Ныне мы переживаем большевистские дни. Мы видим в сумраке очертания царизма, Вильгельма и его сторонников, и ясно определённо стоит перед нами провокаторская фигура Владимира Ленина и его сторонников: Троцкого-Бронштейна, Рязанова-Гольденбаха, Каменева-Розенфельда, Суханова-Гиммера и Зиновьева-Апфельбаума. Россия умирает. Мы присутствуем при последнем её вздохе. Была Великая Русь от Балтийского моря до океана, от Белого моря до Персии, была целая, великая, грозная, могучая, земледельческая, трудовая Россия — нет её»

Дутов спрашивал, ездила ли я в Верхнеуральск. Потом назвал большевичкой. Я заявила, что я казачка и никогда большевичкой не была. Дутов меня отпустил.

На другой день, меня как казачку, передали на суд господ-станичников. Дать ей 25 горячих — предложил рыжий Дьячков. Снова посадили меня в каталажку, а наутро вывели на площадь, сорвали юбку, отсчитали 25 ударов, изорвали в клочья рубашку розгами и снова отправили в карцер. Долгими показались мне дни и ночи, проведенные в холодной, не раз моя жизнь повисала на волоске.

Прошла неделя. Казаки решили: «Пора с ней кончать». Расстреливать вызвались Васька Кыль и Андрей Баженов. Господа-старички дали им винтовки и наказали: «Убейте, да не заваливайте, пусть её собаки растерзают».

Сын Дмитрий маленький в это время на руках был. Хотели вырвать его у меня, да не смогли. Чуть ребенка не задушили. Народ стал собираться. Ропот пошел по толпе. Прибежал Киржацких, он казначеем был в правлении. Ребята, бросьте! Ведь мы ей не хозяева. Вот Дутов придёт, пусть и решает. А станичники наши решили не правильно. Его поддержал фельдшер Шапошников: «Да что там, пусть живет». Конвоиры опустили оружие. Опять посадили меня в карцер. Как-то вечером пришел в холодную брат моего деда, он атаманом был в поселке: «Ну, что с тобой делать, дочка, давай беги к дяде в погреб. Только чтобы ребята не видели».

О красных не было слуху и меня увезли в Троицк. Там я прожила около года, а потом вернулась домой после прихода каширинцев, которые в августе 1919 года выбили из Великопетровки белогвардейцев.

Советская власть в селе была установлена в августе 1919 года. В начале в село пришел небольшой разведывательный отряд. Расквартировался в селе, а ночью банда белогвардейцев под командованием Степанова напала на них и весь отряд перебила.

В конце августа 1919 года в Великопетровку пришёл 131-й стрелковый полк под командованием Николая Дмитриевича Каширина. Полк наступал со стороны Татищево. Белоказаки заняли оборону по улице Набережная. У красногвардейцев были пушки. Бой был жестокий на протяжении нескольких часов. К обеду красногвардейцы сломили сопротивление белоказаков и вошли в село. Белоказаки под командованием Степанова отступили в бор, а в дальнейшем ушли по Транссибу в Манчжурию.

Красноармейцы при освобождении села понесли большие потери. Склон горы был усеян трупами. Для сбора трупов были снаряжены две подводы. Одной подводой управлял дед Фирсов Николай Васильевич, который и оставил воспоминания об этом времени.

Вот об этом рассказала нам Анна Александровна. Мы познакомились с дочерью Жданова Степанидой Афанасьевной. В годы войны она также как отец партизанила. Анна Александровна подарила нам фотографию мужа. Перед уходом сфотографировались все вместе.

Ученики школы №2 п. Солнечный с А.А. Ждановой, п. Великопетровка, 1967 г.

Ученики школы №2 п. Солнечный с А.А. Ждановой, п. Великопетровка, 1967 г.

В Великопетровке партийная ячейка была создана в 1919 году. Первым секретарем этой ячейки стал Жданов Афанасий Сергеевич, который воевал в отряде братьев Кашириных за установление Советской власти на Южном Урале. Вернулся в село в звании командира полка и возглавил партийную ячейку.

Село Париж

В Париже мы отыскали школу, где располагался штаб Блюхера. Завуч школы встретил нас очень приветливо. Парижане тоже к нам приходили, и мы встречали их очень хорошо. Завуч рассказал нам историю дома, которому уже 126 лет. Мы сфотографировали дом, он как раз напротив школы.

Завуч помог нам встретиться с Артемием Афанасьевичем Герасимовым. Указал его адрес. Герасимов мог рассказать о Блюхере. Мы отправились по указанному адресу. Подошли к дому, спросили у старичка, где живёт Герасимов, да немножко спутали имя. Он указал куда-то  другую сторону. Искали – искали, а потом подошли и опять спрашиваем. А он говорит, что это же я, чего вы тут бегаете. Мы обрадовались что нашли его, сели вместе с ним на лавочку и начали расспрашивать.

А.А. Герасимов с. Париж рассказывает о Блюхере. Поход учеников СШ №2 п. Солнечный в 1967 г.

А.А. Герасимов с. Париж рассказывает о Блюхере, 1967 г.

Оказывается он лично, видел Блюхера. В 1918 г. Блюхер с отрядом проходил через Париж. Ему понадобились подводы для людей и он обратился к Герасимову. Тот в свою очередь спросил о том, сколько у него людей, чтобы знать, сколько нужно подвод. В отряде Блюхера всё держалось в секрете, он не ответил на вопрос Герасимова, а только спросил сколько у них уже есть подвод. Тот ответил, что сорок. Только нескольким человек не хватило подвод, и Герасимов предложил садить в каждую больше людей, чем положено. Блюхер согласился.

Дисциплина в отряде была очень строгая, никто из солдат не грабил население, как это было в других отрядах. Париж перешёл на сторону красных. Соседние сёла на него ополчились. Блюхер дал для села тридцать тысяч рублей, чтобы можно было строить здания, улучшить людям условия жизни. В селе узнали, что это был отряд Блюхера, только когда отряд ушёл. Когда отряд находился в селе, Блюхер скрывал своё имя. Герасимов описал нам внешность Блюхера. Перед уходом мы сфотографировались вместе с Артемием Афанасьевичем.

Село Париж, участники похода 1967 г. с А.А. Гарасимовым.

Село Париж, участники похода 1967 г. с А.А. Герасимовым.

Он подарил нам казачью форму, гимнастёрку и брюки, а так же часы. Это вещи, с которыми он воевал. Мы не остались в долгу и тоже сделали ему подарок. Подарили ему будильник, по которому (в отличие от его часов) можно было узнавать время. Подарку он был несказанно рад.

Когда мы уже ушли, он пошёл к завучу школы и рассказал ему ещё некоторые случаи. Мы подсмеивались, что наверно очень уж подарок понравился.

Полная статья про туристический поход, совершённый учениками Средней школы №2 п. Солнечный в 1969 году.

Используемая литература: Верхотуров И. Н. «История села Великопетровка» (см. в раздаче Литература)

263 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Комментарии

avatar
  Подписаться  
Уведомление о