«Размышления на станции Карталы» поэма, Сергей Чекмарёв

/ Ноябрь 28, 2017/ Строительство и становление г. Карталы и станции./ 0 комментариев

Сергей Чекмарёв на вокзале станции Карталы

О Сергее Чекмарёве

Сергей Чекмарёв (1910—1933) – писатель, лауреат премии Ленинского комсомола (1976, посмертно). Автор стихов, очерков, писем, дневников. Редактор рукописного научно-литературного журнала «Буран». Одно из значительных произведений – лирическая поэма «Размышления на станции Карталы» (1932).

С. И. Чекмарёв родился 31 декабря 1909 (13 января 1910 года) в Москве в семье зубного техника. Окончил Московский мясомолочный институт (1932 г.) и был направлен на работу зоотехником в Башкирию.

Стихи Чекмарёва, хранившиеся у его родных, были впервые опубликованы в 1956 году в журнале «Новый мир».

Он стал одним из любимых поэтов поколения шестидесятников. Человек из поколения"отцов" оказался близок и понятен тем, кто мечтал вернуться к Ленину, построить «социализм с человеческим лицом». Подкупали искренность и страстность навеки молодого поэта, его неподдельный и, если так можно выразиться, деловой энтузиазм. Ну и, разумеется, ярко выраженная литературная одаренность.

Сергей Чекмарёв.

Сергей Чекмарёв .

"Размышления на станции Карталы «предельно честны.

В 1929 г. только построили ж.д. ветку на Магнитку, Поезда стали ходить постоянно.

В 1929 году Чекмарёв поступил в сельскохозяйственный институт. Учился сначала в Воронеже, затем в Москве. По окончании вуза ему, как талантливому молодому специалисту, предоставляют место в аспирантуре, но Сергей отказывается. Не соглашается он работать и в тресте в Москве, потому что не хочет „сидеть в каменной коробке и скрипеть пером“. И выбирает „далекую Башкирию“.

Здесь он работает старшим зоотехником Таналыкского совхоза Хайбуллинского района, а затем тоже старшим зоотехником совхоза „Иняк“ Зианчуринского района. Содержательна и многообразна деятельность Чекмарева на Урале. Он читает лекции на курсах колхозников-животноводов, руководит комсомольским политкружком, проводит беседы, выпускает стенгазеты, организует выступления художественной самодеятельности.

В 1932 году Сергей уезжает из Баймака, потому что его призывают в армию. Но из-за слабого зрения его освобождают от военной службы. Теперь он мог бы вернуться в Москву, не отрабатывая обязательных двух лет. И вот на станции Карталы в 180 километрах от Магнитогорска 18 часов в ожидании попутной машины Сергей размышляет над сложившейся ситуацией. Среди раздумий он слышит шум приближающегося поезда. Это состав „Магнитогорск — Москва“.

На какое-то мгновение у него появляется желание уехать в Москву — к книгам, свежим газетам, журналам, театрам и музеям. Но как же долг и совесть? Он понимает, что если сейчас уедет, то „что же со степью будет тогда?“. И продолжает: „У меня никогда не хватит духу, ни сердце, ни совесть мне не велят — покинуть степь, гурты, Гнедуху и голубые глаза телят“. Эти строки отчетливо дают понять, что решение остаться в Башкирии — не вынужденная жертва. Сердце не позволяет поэту оставить эти места. Работа в совхозе становится внутренней необходимостью.

Одноэтажное здание вокзала ст. Карталы (построено в 1931 г.), 1935 г. Здесь Чекмарёв написал поэму.

Одноэтажное здание вокзала ст. Карталы (построено в 1931 г.), 1935 г. Здесь Чекмарёв написал поэму. 

Поэма »Размышления на станции Карталы"

И вот я, поэт, почитатель Фета,
Вхожу на станцию Карталы,
Раскрываю двери буфета,
Молча оглядываю столы.

Ночь. Ползут потихоньку стрелки.
Часы говорят: «Ску-чай, ску-чай».
Тихо позванивают тарелки,
И лениво дымится чай.

Что же! Чай густой и горячий.
Лэкин карманда акса юк!
В переводе на русский это значит,
Что деньгам приходит каюк.

Куда ни взглянешь — одно и то же:
Сидят пассажиры с лицами сов.
Но что же делать? Делать что же?…
Как убить восемнадцать часов?

И вот я вытаскиваю бумагу,
Я карандаш в руках верчу,
Подобно египетскому магу,
Знаки таинственные черчу.

Чем сидеть, уподобясь полену,
Или по залу в тоске бродить,
Может быть, огненную поэму
Мне удастся сейчас родить.

Вон гражданка сидит с корзиной —
Из-под шапки русая прядь, —
Я назову её, скажем, Зиной
И заставлю любить и страдать.

Да, страдать, на акацию глядя,
Довольно душистую к тому ж…
А вон тот свирепый усатый дядя
И будет её злополучный муж.

Вы поглядите, как он уселся!
Разве в лице его виден ум?
Он не поймёт её пылкого сердца,
Её благородной… Но что за шум?

Что случилось? Люди свирепо
Хватают корзины и бегут,
Потом зажигается много света,
Потом раздаётся какой-то гуд.

И вот, промчав сквозь овраги и горы,
Разгоняя ночей тоску,
Останавливается скорый —
Из Магнитогорска в Москву.

Чтоб описать, как народ садится,
Как напирает и мнёт бока,
Конечно, перо моё не годится,
Да и талант маловат пока.

Мне ведь не холодно и не больно
Они уезжают, ну и пусть!
Отчего же в душе невольно
Начинает сгущаться грусть?

Поезд стоит усталый, рыжий,
Напоминающий лису.
Я подхожу к нему поближе,
Прямо к самому колесу.

Я говорю ему: — Как здоровье?
Здравствуй, товарищ паровоз!!
Я заплатил бы своею кровью
Сколько следует за провоз.

Я говорю ему: — Послушай
И пойми, товарищ состав!
У меня болят от мороза уши,
Ноет от холода каждый сустав.

Послушай, друг, мне уже надоело
Ездить по степи вперёд-назад,
Чтобы мне вьюга щёки ела,
Ветер выхлёстывал глаза.

Жить зимою и летом в стаде,
За каждую тёлку отвечать.
В конце концов, всего не наладить,
Всех буранов не перекричать.

Мне глаза залепила вьюга,
Мне надоело жить в грязи.
И как товарища, как друга
Я прошу тебя: отвези!

Ты отвези меня в ту столицу,
О которой весь мир говорит,
Где электричеством жизнь струится,
Сотнями тысяч огней горит.

Возьми с собой, и в эту субботу
Меня уже встретит московский перрон,
И разве я не найду работу
Где-нибудь в тресте скрипеть пером?

Я не вставал бы утром рано,
Я прочитал бы книжек тьму,
А вечером шёл бы в зал с экраном,
В его волшебную полутьму.

Я в волейбол играл бы летом
И только бы песни пел, как чиж…
Что ты скажешь, состав, на это?
Неужели ты промолчишь?

Что? Распахиваешь ты двери?
Но, товарищ, ведь я шучу!
Я уехать с тобой не намерен,
Я уехать с тобой не хочу.

Я знаю: я нужен степи до зарезу,
Здесь идут пятилетки года.
И если в поезд сейчас я залезу,
Что же будет со степью тогда?

Но нет, пожалуй, это неверно,
Я, пожалуй, немного лгу.
Она без меня проживёт, наверно, —
Это я без неё не могу.

У меня никогда не хватит духу —
Ни сердце, ни совесть мне не велят
Покинуть степи, гурты, Гнедуху
И голубые глаза телят.

Ну так что же! Ведь мы не на юге.
Холод, злися! Буран, крути!
Всё равно, сквозь завесу вьюги
Я разгляжу свои пути.

Чекмарев едет в Инякский совхоз, живёт в деревне Ибряево, где находится центральная усадьба совхоза, но здесь ему удалось прожить недолго. 11 мая 1933 года при переправе через реку Большая Сурень он погибает при невыясненных обстоятельствах. Где похоронен, точно неизвестно.

Память о С. Чекмарёве на ст. Карталы

Памятная доска Сергею Чекмарёву, автору поэмы "Размышления на ст. Карталы".

Памятная доска Сергею Чекмарёву, автору поэмы «Размышления на ст. Карталы»

Дата открытия: 1979 г.

Автор мемориальной доски: художник А. Атаманов.

340 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Комментарии

avatar
  Подписаться  
Уведомление о