Атаман табынских казаков – Козырсков. Татьяна Бут (Овечкина)

/ Октябрь 6, 2018/ Казачество и купечество до революции 1917 г./ 0 комментариев

Предисловие редактора

Статья уводит нас вглубь истории и проливает свет на то, откуда пришли в Полтавский отряд 200 казаков и кем они были.

 

Автор Татьяна Бут (Овечкина)

Атаман табынских казаков – Козырсков.

 

Мы живем в интереснейшее время, когда рядовому обывателю не обязательно проводить время в архивах и библиотеках, исследуя их фонды с целью выявления исторической информации. Благодаря оцифрованным фондам, предоставляемым на платной и безвозмездной основах, пытливый ум, может разобраться в хитросплетениях исторических фактов и выудить для себя интереснейшую информацию. Хотя надо отметить для более глубокого исследования, необходима работа в архивах. Изучая оцифрованные старинные документы мной встречены интересные факты об административно-хозяйственном устройстве крепости и жизни табынских казаков в период XVIII века, приятно меня удивившие и расширившие мои познания семейной истории.

Опираясь на труд священника Николая Модестова необходимо отметить, что история первоначального возникновения укрепления Табынск, тесно связана с «историей русской колонизации в новоприобретенном башкирском крае». В древней Руси для успешности колонизации существовало такое правило: «где зимовье ясашное, там и крест или в последствие часовня, где водворение крепостное, там и пушка, где городок — там и управление воеводское, огнестрельный снаряд и монастырь кроме церкви» [3, 6].

Это правило древнерусской колонизации оправдалось отчасти. Рассуждая об истории прошлой жизни казаков, автор «Материалов историко-статистического описания ОКВ» в седьмом выпуске, пишет «В делах московских главных архивов много отрывочных сведений, относящихся к истории прошлой жизни наших предков, но, чтобы восполнить все пробелы… об их непоколебимой стойкости, славную и часто скорбную повесть их подвигов и жертв, необходимо сведения эти настойчиво и терпеливо разыскать, и привести в систему». Далее автор делает попытку изложения истории в хронологическом порядке.

Об участии табынских жителей в крестьянском восстании (1773—1775) сохранилось крайне мало сведений. Известно, что под Уфой в плен к Михельсону попали 6 табынских крестьян и подканцелярист. Табынский казак Тимофей Красильников специально ездил в начале октября 1773 г. в лагерь Пугачева и доставил оттуда в Верхнеозерную крепость воззвание повстанцев с призывом «к возмущению». 8 октября в числе других восставших под стенами этой крепости были убиты два табынских казака [5].

В северо-восточной Башкирии повстанческое движение возглавил табынский казак И. С. Кузнецов, посланный Зарубиным из Чесноковки под Красноуфимск и Кунгур и назначенный «главным российского и азиатского войска предводителем». Ему была поставлена задача — овладеть одним из административных центров Пермской губернии — Кунгуром, где действовали повстанческие отряды Салавата Юлаева. После того, как не увенчались успехом все попытки восставших взять город мирным путем, 23-24 января 1774 г. они организовали неудачный штурм. Кузнецов вынужден был уехать в Чесноковку просить помощи. Затем воевал в северо-западной Башкирии, где погиб под крепостью Бакалы в феврале месяце [5].

В 1775 году Войсковым атаманом И. Могутовым было сделано несколько распоряжений по войску в отношении административно-хозяйственного устройства, отложенные с 1773 года на период войны, где мы встречаем фамилии табынских казаков.

Из ордера И. Могутова от 20 марта 1775 года мы узнаем из донесения табынских казаков от 27 февраля 1775 года, сделанных отставным сотником Зыковым, что атаман Табынской крепости Степан Козырсков был убит злодеями, во время захвата крепости отрядом Зарубина-Чики в начале декабря 1773 года. Далее следует, что сотник этой же крепости был в злодейской толпе и отдан в регулярную службу, а хорунжий убит злодеями в Озерной крепости [2, 82].

Из прошения от 7 августа 1775 года бывшего сотника табынских казаков Григория Батилова (Баталова) из Зелаирской крепости следует «что он сослан был туда за участие в бунте – мушкетером в 25-тую легкую полевую команду и просится опять в казаки, как непривычный к регулярной службе и лишенный жены и семейства». Ответа не последовало [2, 85].

Попробуем разобраться, какой была крепость Табынская во время правления атамана Козырскова. Необходимо отметить, что в этот период Войсковым старшинам было велено назначать казачьих атаманов из сотников. Из чего следует, что Степан Козырсков до принятия присяги по случаю назначения в атаманы имел чин сотника, из приведенных ниже сведений можно предположить, что в его подчинении имелась сотня казаков. За десять лет до Крестьянской войны в 1762 году П. И. Рычков насчитывает в Табынске около 200 дворов, 37 душ мужского пола посадских людей, полроты пехоты, 100 казаков-мужчин [5]. Исходя из части архивных документов можно заключить, что в 1773 году у С. Козырского была дочь Дарья, 9 лет и сын Степан, 6 лет, о существовании других детей ничего неизвестно.

План Табынской крепости 1736 года. Рисунок из книги В. Сергеева «История Табынской иконы Божьей матери».

План Табынской крепости 1736 года. Рисунок из книги В. Сергеева «История Табынской иконы Божьей матери».

Академик И. И. Лепехин, зимовавший в Табынске в 1770 г. в канун Пугачевского восстания, описал его местоположение и подчеркнул, что он «укреплен отовсюду оплотом и с тремя башнями». Его гарнизон состоял из 100 казаков и 40 солдат. Поэтому взять его повстанцам в 1773 г. было не так-то легко. Тем не менее, пугачевцы во главе с И. Н. Зарубиным-Чикой его захватили. По словам казака-повстанца А. А. Еремкина, это произошло в начале декабря 1773 г.

По имеющимся сведениям, «казачьим народом» крепости в 1774 году управлял есаул. Стало быть, к тому времени атамана С. Козырского не было в живых. На этот счет имеется информация «26 марта 1774 г. подполковник Михельсон со своим отрядом пошел в Табынскую крепость, по дороге оттуда он получил рапорт табынского казачьего есаула, что он, есаул, собрав народ, захватил и сковал прибывших в Табынскую крепость Зарубина-Чику и всех его товарищей. 28 марта подполковник Михельсон вступил в Табынскую крепость и за поимку Зарубина с товарищами выдал есаулу и его товарищам 500 рублей. Зарубин-Чика отправлен в Уфу» [2, 226].